Когнитивная травма родительской привязанности — Когнитивное программирование сознания
Когнитивная травма родительской привязанности
Александр Тимирязев

01\ Основы нарциссической травмы привязанности

01\Основы нарциссической травмы привязанности

1.1 Безусловный материнский вампиризм

Нарциссический абьюз порождает безусловное затянувшееся горе по самому себе. В процессе идеализации и предоставления материнской безусловной любви с последующим обесцениванием, происходит потеря своего вымышленного образа, который создал нарцисс.
Со стороны может показаться что нарцисс умный махинатор, на самом деле он действует как животное и психопат, используя известные ему шаблоны абьюзивного и манипулятивного поведения. Нарцисс не является социопатическим Макевиаллистом, использующим власть сознательно и эффективно.
Нарцисс - это первая жертва абьюза и у него посттравматическое расстройство потери идеальной любви, которой у него никогда не было. Нарциссический абьюз передается по эстафете как когнитивная карта усвоенная через запечатление. Нарцисс делает то что с ним делала его мать, а именно - не позволяла ему сепарироваться и становиться индивидуальной личностью.
Подвергала ребенка насилию и унижению, покидала его и отвергала, овеществляла, превращала в объект, сексуализировала, парентифицировала, создавала зависимость и прерывистые отношения - использовала ребенка как нарциссический ресурс.
Нарциссы, проецирует то как к ним относились на своих партнеров по коммуникации и некоторые соглашаются играть в этой фантазии, а другие отказываются и бросают нарциссу вызов. Тогда нарцисс сталкивается со страхом, с реальностью относительно его самого.
Нарцисс живет в постоянном страхе того, кто он, и когда сталкивается с реальностью между своим взглядом на себя и что на самом деле о нем думают другие, происходит умерщвление эго и его мортификация, которая лишь инициация.
При оптимальной вербально-концептуальной рефлексии, нарцисс способен перейти на более высокий уровень сознания, но это для него настолько высокая планка что далеко не каждый способен на такую грандиозность. Привет - я твой интроект, я в тебе, но я это не ты.
Фантазия не реальна и это лишь анимация и человек это анимация и Всевышний анимируется сознанием, а реанимация человека - это возвращение в анимационное состояние, но все это лишь картинки.
Можно погладить картинки и создать объект внутри своего воображения, начать с ним разговаривать. Из-за регрессии от нарциссического абьюза человек снова должен повзрослеть, и он снова без матери и его идеального образа.
Сначала жертва нарциссического абьюза взрослеет и сепарируется от матери теряя ее как объект, а потом снова проходит стадию индивидуации, но все это уже происходит в более оптимальном режиме.
Весь мир вымышлен, это мысль, при помощи мышления, в нем нет смысла, и все это создание эмоциональных и когнитивных артефактов. Партнеры хронируются: пульс, ритм сердца, электропроводность кожи, человек не индивидуален, человечество - это колония и она синхронизирована.
После нарциссического абьюза в голове остаются голоса людей в качестве интроектов, людей которых возможно уже нет, но они все еще разговаривают с вами и управляют вашим поведением. Это похоже на автоматические мысли, но интроекты наполнены всеми чувствами и кажутся живыми, а не просто флешбеками. Человек разговаривает и создает контрафакты и диалоги с этим внутренним объектом.
Голоса вступают в сговор с внутренним критиком и другими негативными объектами усиливая внутренний абьюз. Интроекция- это защитный механизм против травм, она включает идентификацию себя с абьюзером. Отношения - это всегда слияние двух фантазий в одну.
Нарциссический абьюз как противопоставление между гипнотизером и сомнамбулой и нарциссом и жертвой. В обоих случаях создается привязанность через несколько приемов: идеализация, безусловная любовь и симбиоз.
Безусловная любовь погружает в нарциссизм, когда нарцисс уходит, то забирает интроект идеального тебя и происходит потеря себя. Безусловная любовь - это наркотик самой жизни и мать позволяет нам стать самостоятельными, мы развиваем свое я, ощущаем безопасность и сами становимся грандиозными.
Потому что мама нас прикрывает. Нарцисс это торговец наркотиками. Когда он подсаживает вас на безусловную любовь то начинается процесс инфантилизации и возвращения в детское состояние, с выработкой гормонов и нейромедиаторов и интенсивным запуском дофаминергического комплекса.
При потере идеализирующего объекта необходимо снова пройти фазу сепарации и индивидуации. Попытка забыть позитивный объект это попытка забыть самого себя. Желание умереть это желание избавиться от интроекта нарциссической безусловной матери, убить его и убить себя.
Поэтому так больно терять свое идеальное я и свою мать. Поэтому создается ритуалы которые затягивают горе по потери объекта через метод потери себя и потери другого.
Это материнский вампиризм. Можно лишь разъединиться и сохранить себя или объединиться и слиться - тогда жертва полностью становится под контролем вампирической безусловной матери.
Разделение приводит к психологической смерти, регрессии на уровень первичной потери любви и перепроживание ее по новому, менее травматичным образом.
Появляется стыд и вина за саморазрушение и потерю матери. При разделении остаются только плохие объекты о себе которые нужно снова выращивать как после психической смерти и потери оптимального объекта любви в детстве.

1.2 Контроль альтернативной личности

Реальность дуальна как да и нет. Любовь дуальна как идеализация и обесценивание. Травма привязанности дуальна как нарциссическое и пограничное расстройство личности.
Нарциссу нужен пограничник потому что он единственный кто может ему рассказать о эмпатии, а пограничнику нужен нарцисс потому что ему никогда не стать таким грандиозным как он, а так он сможет погреться в лучах его иллюзорной славы.
Быть нарциссом и пограничником означает быть живым. Они ощущают боль жизни как глоток чистейшего воздуха который невозможно получить в обычных отношениях. Они так чувствуют мир, что обычный невротик эмоционально не проживет за всю жизнь, то человек с нарциссической травмой переживает за неделю, в своем воображении.
Дети с пограничным расстройством личности в частности так называемые дети психически мертвых матерей подвергшиеся неоптимальной сепарации с применением вербального унижения, являются носителем своей психической травмы которую можно почувствовать при взаимной коммуникации от друг друга. Мы сквозим и заражаем ими все вокруг.
Переключение личностей происходит при эмоциональной регрессии, свойственной как правило повторением когнитивной карты с резкой и болезненной сепарацией от матери, применением покинутости и отверженности как способе изменения представления об оптимальных отношениях.
Страх реальной или мнимой покинутости и пренебрежения - это попадание в регрессивное состояние, которое может стать триггером для переключения личности из ложного эго в защитное альтернативное, как правило являющееся зеркалом абьюзивных отношений с матерью, в которых звучит риторика призыва к немедленной сепарации, через эмоциональное или физическое отсутствие.
В процессе попадания в регрессивное состояние происходит перенос деструктивного интроекта на коммуниканта который реагирует исходя из своего психического мышления, но чаще всего становится жертвой контрпереносных состояний прокси агрессора, которые он испытывал в детстве.
Переносы отражаются в осознанном и оптимальном применении образов нарциссической и психопатичной личности, с целью изменения правил психологической игры и принуждению к ответу агрессора через грандиозность и динамичное заигрывание с обратным переключением личности.
У нарцисса есть ложная личность которая им управляет и реальная личность которую он не знает, у пограничника есть плавающая личность и альтернативная личность выражаемая в одной из трех направлениях: виктимность, нарциссичность, психопатичность.
Виктимность подразумевает состояние в котором альтернативной личностью является образ жертвы, переключающей агрессора на стыд и она одевается на лицо в качестве меланхоличной и ущербной личности которая стирается внутри коммуниканта инстинктивно желающего общаться с более сильным партнером.
Нарциссичность подразумевает встречное обесценивание и унижение с целью возвышения над коммуникантом и нанесения нарциссической травмы позволяющей ущемить самооценку и вызвать встречную эмоциональную регрессию.
Психопатичность подразумевает нападение на жертву в купе с психологическим и вербальным, физическим и даже сексуальным насилием, в том числе с использованием нестандартных и импульсивных абьюзивных приемов, без эмоционального сожаления.
Оптимальным ответом на регрессивные состояния других, которые вызываются в вас от общения с ними, засевшие в них от общения со значимыми другими, является такой ответ, в котором есть вероятность переключить альтернативную личность на основную без усиления противодействия.
Эмоция проявляется на психическом и парасимпатическом уровне, в первом случае происходит проявления в процессе переживания эмоции состояний запечатленных анализаторами чувств через визуальный, аудиальный, кинестетический, вкусовой, ольфакторный, и дигитальный аппарат взаимодействия со средой.
В различных формах посттравматического расстройства личности, так повторяющиеся флешбеки в виде осколков чувств от анализаторов, возникают в процессе пренебрежения смену личности и переключение роли на агрессивную с целью защиты своих границ, независимо от реальной силы воздействия и опасности сигнала.
На парасимпатическом уровне любые интенсивные эмоции такие как базовые: страх, гнев, печаль, радость и другие более сложные собранные из них могут быть выражены похожими состояниями: изменением давления, повышением пульса, сердцебиения, одышки и прочее, приводящими к усилению панической атаки.
Можно дискутировать относительно того что появляется первым флешбек в сознании или изменения в теле, что является первичным фактором запуска эмоциональной регрессии, или все таки это относится к стимулу, но если так, то что запускает стимул, флешбек или парасимпатика. Мы задыхаемся потому что нам страшно или нам страшно потому что мы задыхаемся.
Телесная релаксация, подразумевает расслабление через напряжение, в котором участвует осознанное наблюдение за дыханием с его изменением, для создания определенного эффекта и снижения силы аффективной реакции на внешние и внутренние стимулы, приводящие сознание к состоянию оптимальной нарциссически-психопатической личности для защиты своих границ которые были нарушены агрессором.
Сделайте с резким усилием 11 вдохов и выдохов через нос ощущая что ваше информационное пространство было подвержено воздействию, вспомните про роль которую вы сознательно выберете для ответа и возвращаясь в ровное дыхание отражая атаку агрессора через намеренное энергетическое воздействие.
Практика лучше всего подойдет для терапии жертвенности и выученной беспомощности, бессилия и уязвимости, проявления слабости и виктимном поведении. В процессе повторения практики переключения личностей при попадании в регрессию с основной на второстепенную и управление ей будет усиливать основную личность.
Использование дыхательной практики при попадании в уязвимое состояние, позволяет акцентировать внимание на резком управлении дыханием с целью изменения телесных показателей и приведения их в устойчивое состояние через подключение оптимального защитного механизма и быстрого возвращения в ресурсное положение.
В дальнейшем организм научится самостоятельно фиксировать внимание на усилении дыхания и станет возможностью исключить из поведения аффективные реакции на внешние и внутренние раздражители с целью их более устойчивого и эффективного проживания.
В предисловии может показаться что феномен переноса и контрпереноса соответствует только пограничным личностям с нарциссическим или психопатическим спектром или их совокупностью, но на самом деле любой человек в той или иной степени может соприкоснуться с пренебрежением.
Мы можем быть разочарованы службами безопасности или медицинского и социального обслуживания, своими работодателями и коллегами, родственниками и друзьями, детьми и даже животными и вещами, все они наши учителя и вызывают в нас чувства к которым нам стоит прислушаться и пережить их оптимальным образом.
Мы имеем свой психический узор который в разное время жизни может быть выражен различными состояния, понимание того как коммуникатор переносит на нас свои ролевые модели и главным образом познания в области индивидуальных когнитивных карт деструктивного характера - это предубеждение опасности и когнитивное программирование будущего.

1.3 Тотальное принятие или когнитивная реконструкция

В процессе получения психической травмы происходит настолько сильный эмоциональный диссонанс что для сохранения, ребёнок диссоциирует психические ощущения и отделяет их от тела.
Психическая травма может быть вызвана неоптимальной привязанностью, покинутостью и отвержением ребёнка, а крайней ее формой является унижение и насилие.
В детском возрасте существует лишь инстинкт самосохранения, но не дискурсивно-концептуальная оценка происходящего, а мозг закрепляет все стимулы и реакции в нейронные сети и когнитивные карты независимо от оценки стимулирования.
Во взрослом состоянии информация которая была скрыта в бессознательном (внеконцептуальном) просачивается наружу в процессе возникновения психологических триггеров в информационном пространстве.
Любые виды связи: от гиперопеки и инфантилизации, от инструментализации и парентизации и крайних его форм деструктивной вербализации и сексуализации - приводят к шаблонному поведению.
Концепция зеркальных нейронов лишь более уплотнённая форма концепции зеркального мира и в большей степени для человека свойственно зеркалиться и отражаться в мире через глаза. Глаза - это лишь бинокль, но зрением управляет более сильный (но не крайний) интерпретатор в виде мозга.
Каждый видит мир по своему и никто не останется равнодушным от оригиналов Моне и Дали, но это не только их мелкая моторика которая тоже мозг, но и особое ощущение мира, которая не в глазах, а с точки зрения концепции нейробиологии - в нейронных сетях мозга.
Мозг - это вместилище не только функционала чувствилища, но и стопка когнитивных карт состоящих из распределённых нейронных сетей головного мозга.
Да, именно распределённых. Потому что каждая структура мозга отвечает за свою функцию, а когнитивная карта это процесс в котором участвую все виды человеческой деятельности.
Бихевиористы сажали кошку в клетку с педалью ее открывающей, а вне ее находилась вкусная рыбка. Кошка первые несколько раз металась, но вскоре поняла закономерность и у неё появилась когнитивная карта как вполне материальный объект.
Человеческая деятельность имеет точно такой же, но чуть более продолжительный и усложнённый сознанием процесс. Сознание - это когнитивные карты, поэтому им свойственно повторяться.
Изменить когнитивную карту головного мозга значит изменить поведение. Здесь возникает самый важный вопрос, а как его нужно изменить, перепрожить травмирующий случай или реструктурировать когнитивно, создав иную фантазию.
Где грань между конфабуляцией и вытеснением которую мы придумываем вместо реальности и вымещаем в неё травмирующий опыт и когнитивно-поведенческой реструктуризацией события с целью его оптимального замещения на менее травмирующее.
На этот вопрос необходимо отвечать на примере самого травмирующего опыта который может произойти. Потеря близких.
Затянувшееся горе длится более года, это достаточный период для самостоятельной реконструкции когнитивных карт через проживание эмоциональных регрессий. После этого можно приступать к их когнитивной реконструкции и переписывать смысловой и визуальный ряд.
Учитывая распределенность травматических карт сознания по областям мозга, в течении когнитивной реконструкции также будут происходить эмоциональные регрессии, поскольку в информационном поле остаются триггеры.
Снова и снова, перерассказывайте себе новую интерпретацию событий травмирующего прошлого как только вы попадаете в регресс, проговаривая вслух случившееся и переписывая его письменно и/или печатно.

1.4 Абьюз или терапия реальностью

В терапии реальностью, эмоциональные регрессии ощущается как абьюзерские, потому что затрагиваются те же психические триггеры, и в тоже время, эти феномены сознания являются двумя полярностями: исцеления и разрушения.
Я знаю что ты чувствуешь, а ты знаешь что я знаю что ты чувствуешь, и я знаю что ты знаешь что я знаю что ты чувствуешь, и это не предел рефлексии, а лишь его второй уровень.
Абьюзер знает слабые места жертвы и затрагивает их чтобы уничтожить в процессе дескридитации и разрушения, а в терапии реальностью слабые места не имеют отрицательных свойств и рассматриваются безоценочно как феномен сознания, с целью тотально принятия себя.
В том и другом случае возникает когнитивный диссонанс, диссоциации и проявление множественных личностей, смешанные с гневом, стыдом и страхом по отношению к себе и негативным интроектам прошлого.
Эта фаза очень важна для оптимальной концептуализации и эмоционального проживания затронутых психических травм, которые поднимается в неосознанном и бесструктурном виде из глубины бессознательного.
В нейробиологическом смысле, к психическим травмам заросла нейронная тропа, но высвобождение информационно-энергетических потоков, отправляют сознание в регрессию похожую на затопление, поскольку за вытесненными переживаниями скрывается травматический нейронный лабиринт, другого никакого Ада, не существует.
В тоже время когда ты приспускаешься в преисподнюю своего сознания, то обнаруживаешь что это лишь его иллюзорные формы, анимированные деструктивной ноосферой.
Заходи в боль и смотри откуда она проявилась, начиная со своего девиантного поведение в сторону к эмоциям, вербализации, автоматическим мыслям и аффектам. Вскоре, твоя нескончаемая регрессия будет длиться - минуты.
Ты можешь на меня рассчитывать как на безопасный и оптимальный интроект, потому что у меня есть карта твоего психического лабиринта, и это мой лабиринт, я уже из него выбрался, теперь я ищу тебя там.
Когда ты переносишь свои теневые стороны на меня, это лишь проекция твоих интроектов, выговорись на мне, я их всех приму, потому что я знаю что это не я, а твои абьюзеры прошлого.
Не забывай, что это двустороннее движение и в процессе терапии реальностью мы оба находимся в регрессии. Не забудь после исцеления, обернуться чтобы посмотреть на меня.

1.5 Нейробиология нарциссизма

Нарцисс наполовину пробужденный, поскольку способен не привязываться к объектам коммуникации. Он боится их как своей эмоционально мертвой матери и нарциссично деструктивного отца.
Разница от пробужденного в том, что последний является первым в познании самого себя, в отличии от человека с расщеплённой идентичностью.
Только через потерянную в детстве идентичность возможна инициация и пробуждение, любой пробужденный имеет нарциссическую, считай психическую, травму.
Нарцисс не сможет пробудиться потому что от привязан к материальным объектам мира и присваивает их как свои, даже модификации тела он считает своими, и обожествляет свой кусочек мяса.
Нарцисс придумывает реальность на ходу, конфабулирует ее и заменяет травмирующую информацию новой, он самый первый специалист по перезаписи нейронных сетей головного мозга.
Почему же нарцисс несчастен? У него дисбаланс нейромедиаторов. Они перестали вырабатываться во время травмы и теперь требуют постоянного восполнения.
Нарциссу дорого обходится коммуникация поскольку ему нужно бесконечное количество ресурсов, как сказал один нейробиолог с интересным прошлом - кокаина не бывает мало.
Травмы привязанности - это аддикция от интеллекта и соперничества, еды и веществ, девиантного и делинквентного поведения.
Дисбаланс нейромедиаторов приводит к их меньшей выработки и требуется постоянный поиск через дисфункциональный эмоциональный аппарат.
В поведении может быть закреплен паттерн как с позитивным стимулированием и реагированием так и с негативным.
В том и другом случае организм человека с травмой привязанности приводит к гомеостазу и поэтому является полностью релевантным поведением для аддикта и не имеет право на осуждение.

1.6 Концептуализация уязвимости и слабости

Человек с нарциссической травмой склонен считать уязвимость слабостью поскольку на его собственные потери в детстве, родители реагировали через внешний локус контроля и обвиняли его в случившимся.
Между уязвимостью и слабостью находится дискурсивно-концептуальная пропасть. Уязвимость - это ранимость, чувствительность, особый способ услышать реальность, творческий подход к тому как переживается боль и к каким положительным изменениям может привести.
Уязвимый человек не является слабым, поскольку его ранимость дает ему силы, это эмоционально-рефлекторная связь с агрессором при повторении коммуникации с которым происходит всплеск нейромедиаторов, позволяющий почувствовать жизнь особым образом и принять интуитивное решение задачи.
Уязвимость - это бессознательная микросмерть и умерщвление эго, осознание того что твоя психологическая или физическая оболочка может быть разрушена, конечно для сознания это ничего не изменит и оно продолжит свое наблюдение.
Человек чувствует себя телом потому что зафиксирован на нем, но если будет фиксироваться на том что он дракон или царь царевич то рано или поздно начнет действительно себя им считать и даже может уговорить на это других, все будет зависеть от меры воздействия на объективное сознание.
В тоже время он думает что является духом, но дух лишь созерцает чувствами из человека и вообще, никакого человека быть не может, потому что человеческое обличье это просто гипноз, как может стать энергетическая волна человеком.
Животные видят все как пятна различных оттенков, разве можно подумать, что кот, понимает что у человека есть холодильник в котором возможно что-то для него лежит. Для него все эмоциональные артефакты в рамках его органов чувств и без отсутствия какой-либо рефлексии и концептуализации.
Когнитивная карта животного похожа на человеческую и соответствует бихевиористской и когнитивно-поведенческой концепции в которой стимул создает реакцию, а наблюдаемые объективные феномены сознания прокладывают нейронные связи запечатленного опыта через сенсорную систему, фиксируя их взаимосвязь.
Впрочем человек придумал не только себя но и кота, вообще все что существует вокруг него и если разделить людей по примеру секты отделив от социума, то им можно спокойно внушить что мастер обладает сверхспособностями и это будет не иллюзия, он станет для них настоящим магом.
Поэтому через уязвимость человек лишь раздражает или может лучше сказать резонирует в энергетическом пространстве своего образа и за счет этого получает особые состояния, которые почему-то принято считать проблематичными и отказываться от них, называя болью.
Слабость - это невозможность противостоять реальности, это отсутствие травматического опыта, как нейтрального и естественного принципа существования, проявленного в бездействии.
Уязвимый человек продолжает действовать и использует свою уязвимость в рамках хоть и бессмысленного но все же самого интересного в информационном пространстве желания - доминировать, через познание и получение различного вида опыта.
Относясь к любым видам эмоций без привязанности, человек проживает в спокойствии страх, гнев, печаль, радость, трансформируя реальность на высокоскоростном и максимально эффективном уровне сознания.
Находясь в слабости мы не получаем никакого опыта потому что не можем произвести действие, имея уязвимости мы становимся способными к решению поставленных задач поскольку уязвимость делает нас слабыми только при определенных обстоятельствах.

1.7 Формирование когнитивной травмы привязанности

Уязвимость - язык человеческого существования. Мы вынуждены признавать хрупкость жизни и потери как часть процесса, и в то же время только через боль и страх потери мы начинаем проживать жизнь осознанно и оптимально.
С раннего детства в моменты своих первых шагов в противоположную сторону от матери, ребенок начинает проходить сепарацию и отделение себя от нее, чтобы изучить внешний мир в котором его ожидают неизвестные ранее стимулы и воздействия среды.
В этот момент ребенку можно внушить любую концептуализацию происходящего которая разворачивается в моменте стимулирования и реакции, за ребёнком можно закрепить отношение к страху и боли, потерям и травмам, привязав его сознание к определенным реакциям.
Учитывая существование объективной или лучше сказать роевой реальности все человечество избегает боли и стремится к получению удовольствия, а основной целью становится сохранение жизни тела вплоть до бессмертия, используя науку как неоалхимический источник.
За каждым негативным стимулом, травмой, потерей, как психологической так и физической стоят переживания и концептуализация происходящего. Родитель чтобы защитить своего ребенка старается социализировать его и в рамках общей конкуренции и стойко сохранять себя.
Детская травма привязанности или другими словами первичный нарциссизм это неоптимальная сепарация в которой ребенок не способен концептуализировать происходящее и полностью доверяет объяснение своим родителям или заменяющим их людям.
Переживание первых жизненных неудач: сломанные и потерянные игрушки, ушибы и агрессивное взаимодействие между родственниками и сверстниками открывают ворота к психическим повреждениям поскольку во время травмы ребенок вынужден более интенсивно чувствовать жизнь.
Ребенок понимает происходящее в зависимости от тактики поведения окружения которое следует за его потерями свойственными обычной жизни и именно этот момент принятия и объяснения, формирует психический комплекс малыша.
Травма создает направленный импульс и обращение внимания на болезненные переживания потери вещей, близких, себя, как в фантазийном и доконцептуальном спектре так и в случае действительно драматичных событий детства.
Момент боли, особенно телесной, когда ребенок оказался в уязвимом положении и чувствует физические повреждения, у родителя появляется возможность сыграть роль спасителя, жертвы или преследователя, формируя дальнейшее понимания происходящего.
Родители с низким уровнем эмпатии склонны к агрессивному поведению по отношению к ребенку, даже в тех случаях когда он получил физическую травму и в этот момент его вынуждают отказаться от своих чувств, а то самое направленное на боль внимание позволяет закрепить происходящее на самых глубоких уровнях сознания.
Когда ребенок падает и ему не дают необходимой заботы перенося локус контроля на него, то он начинает чувствовать стыд за свое поведение и стремится подавить чувство боли, но в тоже время становится от него зависимым создав свои первые эмоциональные качели.
Перенос вины на жертву это снятие вины с самого себя, возможность самому закрыться от боли и перенести всю ответственность на ребенка тем самым создавая в нем чувство ущербности и несостоятельности которое переносится в дальнейшую взрослую жизнь.
В концепции нейробиологии травматические события записываются в сознании как сильнейшие стимулы и разветвляются в нем как в процессе длительного и интенсивного закрепления через продолжительное внимание и переживание травмы и потери.
Это те самые нейронные сети головного мозга через которые проходят электро-химические сигналы и выражаются в системе похожей на звёздную или корневую, расширяя нейронные пути через внимание к происходящему.
Сама по себе потеря создает смысловые руминации, воспоминания, концепции, тактильные и визуальные артефакты, а в худших случаях при непоправимых ситуациях это становится ахиллесовой пятой, которая полностью меняет жизнь превращаясь в дефект.
Закрепляя свое агрессивное поведение по отношению к ребенку через негативный дискурс, родитель превращает его в ничтожество и каждое следующее травматическое событие будет переживаться еще большим самоунижением и даже самоповреждением.
С противоположной стороны от преследующего родителя находится спасающий родитель, погружающий ребенка в гиперопеку, создавая тонкий пузырь между малышом и окружающей средой, чрезмерно оберегая его и нарушая баланс в адекватном отношении к реальности.
Родительское спасательство - это невозможность дальнейшей сепарации ребенка и искажение восприятия и оптимального созерцания реальности. Такой ребенок становится слабым перед происходящим и вынужден скрываться от него в своих психических убежищах.
Проблема усложняется тем что мать находится одновременно на двух полюсах дихотомического мышления и с одной стороны безусловно любит свое дитя и делает все для него возможное, а с другой заполняется завистью к его молодости, включающей потерю себя ради него.
Такая мать не дает ребенку проявлять слабость в сложные для него периоды жизни, вынуждает его отказаться от собственных эмоций, консервируя их в бессознательном и в то же время запрещает ему сепарироваться и становиться индивидуальностью все время подрывая его веру в себя.
Это самые первые эмоциональные качели ребенка на которых мать раскачивает его в общей нарциссической фантазии и то оказывает давление и призывает к полной самостоятельности не давая заботы, отталкивая и унижая ребенка, то обесценивает его достижения чтобы тот не смог проявить себя в реальности.
Дети, чьи эмоции и переживания личных травматических событий были подавлены в детстве, бессознательно переносят свое деструктивное поведение во взрослую жизнь, к тому времени формируется концептуальный и аналитический разум позволяющий создавать на первый взгляд немыслимые условия для близких.

1.8 Изменение сознания травматическими событиями

Отношения между взрослыми совпадают по психическому узору, соответствуют шаблонам поведения из детства и в абьюзивных отношениях человек с нарциссической травмой продолжает преследовать жертву за его слабости как это делали с ним в детстве, тем самым затягивая ее в свою деструктивную фантазию в обход сознания.
Выход из абьюзивных отношений проблематичен поскольку связь между агрессором и жертвой как неоптимальные отношения между матерью и ребенком, и оба участника заинтересованы в процессе обоюдного исцеления, при этом имеют ограниченный инструментарий для положительных изменений.
Жертва стремится бессознательно подстроить свою проблему чтобы оказаться в уязвимом положении, а агрессор использует это в своих целях чтобы втянуть ее в свою реальность, при этом травматические события используется как возможность изменить сознание.
Выходя из деструктивных отношений жертвы абьюза могут намеренно попадать в самоповреждающие события чтобы сконцентрировать свое внимание на физической боли замещая ей психологическую, в целях собственного исцеления или как минимум смещения внимания.
Во время внутренних травматических событий, при повреждении физической оболочки происходит уход от психологического к телесному и все силы направляются на самого себя, это, хоть и подстроенная ситуация создает новое ощущение себя и травма потери партнера превращается в травму поиска себя.
Окончание любви всегда унизительно и осознанное решение человека прийти к психологическому равновесию в оптимальном случае решается направлением всей энергии на свое тело и принятию решения в течении как минимум шести месяцев вести интенсивную физическую деятельность.
Одним из способов переживания законченных и повреждающих отношений это переключение на медицинское обслуживание и решение ранее известных задач по вмешательству в телесность: сдача анализов, лечение зубов, и даже проведение отложенной операции.
К видам неоптимального поведения относится: пирсинг, шрамирование, нанесение татуировок, пластические операции, самоповреждение и суицидальное поведение. Во всех случаях вмешательство в телесность является вынужденным уходом от психологической боли в физическую.
Во время получения травмы все внимание направляется на выздоровление себя как витальный фактор сохранения существования и это отличное время чтобы вместе с болью от тела доставить в сознание новые смыслы через когнитивно-поведенческую и концептуальную терапию.
Физическая боль не только помогает нам пережить пограничные и психотические состояния но и позволяет вместе с интенсивными чувствами переписать свое сознание и после выздоровления выйти на новый, более устойчивый уровень осознанности.
В человеке с травмой родительской привязанности живут как минимум две личности, с одной стороны находится уязвимый ребенок попадающий в регрессивные состояние выражаемые в уходе от реальности и проявлению пассивной агрессии, и вторая личность, более аффективная, проецирующая недовольство в прямом столкновении с асессором.
Мы можем попасть под влияние деструктивного коммуникатора в любом видов из деятельности где есть вымышленная или реальная награда для агрессора использующего ваши уязвимости с целью изменить сознание и создать новые нейронные сети головного мозга, а вслед за ним и требуемое поведение.

1.9 Эмпатия в управлении реальностью

Эмпатия в рамках концепции социального дарвинизма является дефектом животного мира и причиной появления человеческого сознания. Сопереживание другому это вчувствование в его картину мира, олицетворение себя с другим, обоюдное зеркало и отражение позволяющие создать эмоциональную связь которую принято называть любовью.
Человек концептуализирует происходящее в рамках вымышленной дискурсивной концепции о мире во всем мире и нарциссично отделяет себя от животного, ставя свое ложное я выше других, включая тех кто по их мнению является бесчувственным и недостойным относить себя к человеческому роду.
Эмпат - это первичный абьюзер, его деформация животного сознания привела к появлению сообществ и структур власти, разделения его в дуальности хороший и плохой, тем самым стыдя и преследуя людей с низким уровнем эмпатии, все глубже загоняя их в психотическое состояние сознания.
Психопат - это заложник своих структур мозга сформированных внутри эмпатических сообществ, создавших духовный мир как способ преследования людей которых они считают животными, усилив эту фантазию в рамках появления науки, анатомии, медицинских справочников и исправительных учреждений.
Борьба эмпатов и психопатов это война между дождем и землей, объединившись в миллионные капельные коалиции эмпаты поливают психопатов своим сострадательным соком, который для них лишь нектар и тем самым помогают им захватывать своими щупальцами всеобщее сознание, также как распускаются бесконечные зеленые листочки после соприкосновения с водой.
Психопат будучи отвергнутым обществом за то что он не совершал, пускается в мстительный марафон длинною в жизнь, включает свой аналитический ум и встраивается в эмпатическое сознание, всасываясь в него для питания и дальнейшего самоуничтожения.
Абьюз происходит на всех уровнях сознания реальности, мы видим его внутри животного мира разделяя на травоядных и хищников. Насекомые борются с растениями и даже наоборот, дети страдают от своих психопатичных родителей, романтические партнеры ломают друг-друга, а самые подавленные психопаты объединяются в кланы и управляют реальностью.
Человек может быть отравлен растением, укушен насекомым, съеден животным, подавлен родителем, партерном, социумом, всемирным агрессором и все это в равной степени можно считать нарушением чьих-то границ и порой сложно отличить преследователя от жертвы.
В этой коварной реальности мы ищем любовь и самые близким человеком является наш романтический партнёр с которым мы стремимся создать устойчивую и оптимальную связь, с целью сохранения собственного существования своего я и я вымышленного другого.
Мы всегда разговариваем сами с собой и все события вокруг нас разворачиваются только в нашем индивидуальном сознании, поэтому встречая на своем пути агрессора мы смотрим в зеркальное отражение себя, не разбивай зеркало, твое задача склеить отражение как самого себя.

1.10 Классификация видов пренебрежения

Классификация людей по различным признакам это любимое занятие исследователя, но если мы будем природно просты то сможем без труда понять что человек не является функцией, а единственная травма которую он получает происходит во время зачатия.
В каждом ребенке аккумулировано бесконечное количество признаков, но сознательно и первично ребенок получает травму в детско-родительских отношениях. В этом процессе происходит сепарация от родителей и поскольку все детки бесконечно разные то и встраиваться в разделенное сознание им придется каждому по своему.
Психические болезни в отсутствии травм мозга это всегда неоптимальный способ сепарации от матери и других оберегающих ребенка объектов. Поэтому первичная психическая болезнь или другими словами нарушение когнитивно-поведенческих функций находится в способах и концептуальности подготовки ребенка к самостоятельной жизни.
Пока ребенок считает себя одним с матерью он не в состоянии себя идентифицировать как отдельную личность и в прямом смысле пошагово он учится отделяться от матери и снова возвращаться к ней, а в двухлетнем возрасте уже способен определять себя как первичное «Я» наблюдая в зеркале изменения которые с ним происходят.
Первичный нарциссизм возникает до осознания себя отдельным от матери и требует пристального надзора, в том числе через имеющиеся зависимости от врожденных морфологических структур мозга и его биохимических процессов, а также таких глобальных потерь как утрата объекта любви.
Нарушения идентификации или отражения в матери, зеркале, мире - это такой вид мышления когда происходит вторичная нарциссизация ребенка в которой он, под действием родителей, а в дальнейшем социума, искажает свою индивидуальность находясь в зависимости от витальных потребностей и приспосабливаясь к обстоятельствам, создавая свое первое напряжение ведущее к далеко идущим последствиям.
Середина жизни человеческого индивидуального сознания, знаменуется сглаживанием преломлений и искаженеий картины мира. Такой человек начинает медленно осознавать что вселенная находится в его уме и всегда имело разную концептуализацию и раз уж она из его ума, то и объекты более низкого порядка можно отражать в себе более приемлемым образом.
До момента индивидуации к которой приходит небольшое количество людей, ребенок вынужден проживать жизнь своего окружения и подстраиваться под него создавая многочисленные сложности с интерпретацией себя и действительности.
Психическая болезнь начинает развиваться когда ребенок испытывает один или как правило несколько дисфункциональных видов пренебрежения, которые в последствии отражает на свое окружение, с невозможностью создавать отношения в частности с романтическим партнером.
Основными причинами появления психических акцентуаций, а в некоторых случаях комплексного пост травматического стрессового расстройства, являются деструктивное и часто повторяющееся действие выраженное по отношению к ребенку в виде покинутости и отвержения, унижения и насилия.
Совокупность абьюзивных приемов, их частота и сила создают индивидуальный ментальный узор личности, который как правило (но не всегда) остаётся частью его обладателя до конца жизни.
При использовании в семье пренебрежительного поведения по отношению к психическому и физическому здоровью ребенка, формируется определенный вид травмы.
Нарциссизм развивается при физическом отвержении и вербальном унижении, пограничный характер в процессе покинутости и отвергнутости, гистриронный вид личности появляется после вербальных травм часто включающих физические, а психопатический характер имеет под собой корни насилия и покинутости.
Мы любим только так как любили нас наши родители или опекающие люди, более того так как нас любили окружающие, как мы любили себя и как ко всему этому относились.
Любовь это забота о человеке, это эмоциональные вложения в индивидуальную природу сознания, на любви построена вся жизнь, и эта некоторая случайность, ее концептуализация, мифологизация и романтизация.
Дети и взрослые хотят любить и быть любимыми, и все они по разному объясняют любовь, а это лишь эмоциональная привязанность и возможность отдавать себя другим и брать других себе, на этом выстраивается концепция детско-родительской привязанности и о том что мы позволяем только любить себя и других только так как любили нас.
Между жизнью и смертью есть жизнь, и у нее все в порядке, она просто происходит и это средний регистр эмоциональных и физиологических состояний. Это равновесие и спокойствие независимо от обстоятельств и это не ничтожность и не перфекционизм, родители и их любовь оптимальна для нашего осознания и принятия, просто нужно погрузиться в процесс индивидуации.
Родители детей которые пренебрегают детьми словесно и физически, вырастают некрасивыми и испорченными, доказывая слова родителей на деле, другими словами становится отражением психологических особенностей родителей в физическом эквиваленте и родитель каждый раз глядя на свое сокровище понимает что это он и есть, раздражаясь гневом на самого себя.
Достаточно хорошие родители это не идеальные и не ничтожные, а те которые способны удовлетворить эмоциональные и физические потребности ребенка оптимальным образом, исключая из коммуникации покинутость и насилие, оставляя крошечную порцию вербально-физических наказаний, чтобы уравновесить внутреннюю тень ребенка.
В процессе исцеления могут выявляться и пропадать такие особенности как обсессивно-компульсивное, параноидное, шизоидные расстройства, фобии и панические атаки, психосоматические и дегенеративные изменения организма.
Детская травма от других травм отличается условной предотвратимостью, никогда не поздно вернуться в эмоционально стабильные отношения между детьми и родителями чтобы вырастить недостающие части.

1.11 Мортификация ложного эго личности

Исцеление травматических событий раннего детства осуществляется через умерщвление мнимых эго состояний, но чтобы добраться до этого процесса необходимо регрессировать в детство и перепрожить их в функциональной форме, через спонтанное и контролируемое проявления интенсивных эмоций страха, гнева и печали.
Засыпая человек погружается в свое теневое состояние, а сон будучи маленькой смертью через сновидения доводит до сознания образы которые в основной иллюзии прожить не представляется возможным. В сновидениях нет времени и возможны любые трансформации такие как прохождение сквозь стены, полеты тела, мгновенное перемещение в пространствах и смена наблюдающего.
Основная реальность уплотнена и имеет временную концептуальность, даже стекло является медленным процессом движения материала не ощущаемый человеком, хотя на самом деле незаметно убегает от нас, в этой реальности все движется гораздо медленней чем в сновидениях, потому и существует такое различие в возможностях условного наблюдателя.
Сновидения являются переживанием психической смерти и их интерпретация открывает личности новые горизонты своего сознания после пробуждения от сна. Умерщвление в процессе терапии реальностью, происходит здесь и сейчас, а от уровня осознанности личности зависит скорость и качество этого процесса который известен как мортификация души.
Психическое умерщвление души - это ее становление в алхимическом процессе, похожим на создание исцеляющих средств из частей растений проходящих через процесс варки, ощелачивания, брожения, и других изменениях над ними, превращая растение в лекарство.
Человеческая психика, в состоянии мортификации, и процессе переживания травматических событий, зреет и становится источником позитивного опыта для других и в этом смысле, умерщвление является самым лучшим действием для себя самого и для нашего окружения.
Мазохизм как стремление к аутоагрессии и самоповреждению, а в конечном счете ведущий к смерти - это проявления человеческого сознания которое проходя через реальность начинает принимать себя и мир во всех его формах.
У людей с травмами привязанности очень сильное стремление к проявлению агрессии, в случае с нарциссической личностью она направляется на других, а для пограничной организации личности на себя.
Важность процесса мортификации заключена в его концептуализации, и на самом деле никак не связано с физическими повреждениями, которые используют акцентуированные на гневно-яростном поведении люди.
Умерщвление мнимых эго состояний происходит через переживание эмоций которые никуда не направляются, а лишь наблюдаются в процессе самоисследования или устремляются на осознанное переживание и сублимацию в любви и творчестве.
В процессе эмоциональных качелей и погружения в психологические регресси человек с травмой привязанности в прямом смысле начинает захлебываться своими негативными воспоминаниями и чтобы прекратить их и защитить свою психику от фрагментации, он переходит в наступление и атакуют себя, окружение и мир. В течении жизни человек сталкивается с обычными для него ситуациями потери и от его чувственного проявления зависит скорость восстановления.
Процесс мортификации - это не грандиозность или депрессия и даже не перфекционизм и милосердие. Это переживание всего спектра эмоционально нестабильных состояний, со смирением и проявлением контролируемого и принимающего в себе чувств тревоги, ярости, стыда, опустошенности и горевания по существующим ограничением тела и открытиям безграничности своего внутреннего чувства спокойствия.
Человек с травмой привязанности вынужден использовать когнитивные карты поведения которые закладываются в его жизни и процесс умерщвления мнимых эго состояний это необходимость которая притягивает его и одновременно напоминает что еще существуют части бессознательного с которыми личность не знакома и их предстоит найти.
Мортификация и последующее за ней состояние осознания полного инсайтов о самом себе - это часть процесса индивидуации личности зависящая от мыслей, качества эмоций и поведения которые составляют особый узор жизни погружающегося на самые глубокие переживания собственной ограниченности и осознания непременной смерти физического тела.
Депрессивность сменяющая грандиозность считается лучшим временем для терапии реальностью и осознавание что это обычный процесс позволяющий получить исцеление в минимальные сроки, перенося каждое последующее умерщвление с большей осознанностью, цель которых полное освобождение и перерождение практикующего.
Мортификация это мучительное и оцепеняющее состояние сознания в особенности при эмоциональных регрессиях. В периоды умерщвления необходимо иметь поддержку со стороны, человека способного интерпретировать появившееся состояние.
В лучшем случае переконцепутализировать регрессию и главное вывести человека из чувства тревоги и ярости перенеся их в переживание печали и позволяя испытать чувство беспомощности, разрешив процессу психологической смерти пройти через сознание и тело беспрепятственно.
Для возрождения психической энергии физическое тело полностью расслабляется, а мыслительный процесс останавливается. Этому предшествует тяжелое переживание умерщвления в котором перерепрграммируется сознание и это происходит через настолько мучительное переживание эмоций, которые могут захлебнуть личность и привести к психотическим состояниям, поэтому терапия реальностью в сущности очень опасна.

1.12 Концептуализация травмы привязанности

Рождаясь, ребенок в прямом смысле отделяется от матери, через покидание утробы и перерезание пуповины. Рождение ровно началу смерти и с этого момента малыш начинает чувствовать свою уязвимость от внешнего мира и любые непредвиденные ситуации скажутся на его жизни сильнейшим образом закрепив события в нейрональных сетях головного мозга которые развиваются в сензитивном периоде развития с атомарной скоростью.
С момента рождения начинается концептуализация происходящего. Процесс проявления ощущений от воздействия мира начинает закрепляться в эмоциях, при этом в сознании ребенка нет определения того чем являются звуки, запахи, осязание, вкус, визуальные образы, он не имеет представления о существовании концепции объяснения объяснений в виде языка и не может объяснить себе происходящее на каком-либо уровне.
Эффективным образом воспринимающим мир является глаза с которыми ребенок встречается своими глазами и начинает в них отражаться единственным возможным способом. В этот период именно глаза родителя являются основной концепцией и если они отражают гнев, страх, печаль, радость то он начинает испытывать точно такие же чувства.
В какой-то момент глаза начинают дополнять лицо наблюдаемого объекта и выражающие его эмоции, а также дополнятся поведением которое сообразуется с поведением малыша. Параллельно родитель использует речь которая закрепляет за объектами окружающего мира названия и их свойства объединяя их в концепции.
Со временем ребенок узнает концепции цифр, цветов, форм, нот, букв, подключает к ним объекты относящийся к группам объектов: мебель, еда, дом, улица, погода, общение. В доконцепутальном языком периоде объяснений и оптимальной концепцией, ребенок накапливает так называемые бессознательные паттерны поведения, которые повзрослев не может объяснить.
Тем хуже обстоит ситуация с детьми переживших эмоциональный шок который начинает проявляться во снах, становится навязчивой идеей, расщепляет личность на несколько частей, создает динамическо-психосоматические заболевания и каскад драматических рефлексов совершая социальное самоубийство учитывая фармакологическую основу лечения тяжелых психологических заболеваний, являющегося одной из вариаций деперсонализации идентичности.
Бессознательное в таком случае становится неконцептуализрованным или в лучшем случае созданным оптимальным образом. Рефлексия и интроспекция вместе с подробными рассказами о детстве ребенка и его близких позволяет получить информацию о том что произошло, но знание того что произошло это не концептуализация а всего лишь информация которая может носить любой оттенок реальности.
Вообразим что взрослый погружаясь в эмоциональные регрессии и депрессивные состояния начинает осознавать часть своего прошлого и например связывать свои особенности сознания с инцестуозными связми между ним и его близкими: сиблингами, родственниками, родителями и даже знакомыми.
Само по себе можно сказать что из бессознательного поднялась информация затрагиваюющая травму родительской привязанности, но осознание этого процесса или выход его из бессознательного не является каким-то для него решением, сам термин бессознательного в таком случае становится бесполезным.
Для того чтобы достать из бессознательного информацию, или лучше сказать для того чтобы вернуться в доконцептуальный период развития недостаточно освежить память переместив событие в осознание, необходимо его концептуализировать приемлемым способом.
«Меня мать била в детстве!», «Ко мне приставал дядя!», «Папа злобно на меня смотрел!», «Брат повторял на мне эротические сцены из фильмов!», «У меня не было родителей!».
Само по себе осознание этой информации не является исцелением. Напротив, после ее рефлексии вы можете увидеть в себе черты агрессоров и создать с ними еще более напряженные отношения, а через поток навязчивых мыслей сузить собственное сознание.
Бессознательное - это то что невозможно концептуализировать оптимальным способом, можно помнить о травмирующих событиях детства и повторять шаблоны поведения будучи взрослым.
Присваивать вину себе, окружающим и миру, совершенно не смотря на то что независимо от возраста, важно не само осознание каких-то событий, а их оптимальная интерпретация, а возможно и полная дискурсивно-когнитивная реконструкция.

1.13 Теория множественной личности

Человек также относится к человечеству как социус к социуму, в сущности это одно понятие поскольку то что принято считать человеком устанавливает общество, точнее человек устанавливает себя в общество путем имитации и отзеркаливания. Психологическая природа человека формируется через имитацию социальной жизни или другими словами импринтируется в сознание ребенка независимо от его воли.
Рождаясь ребенок начинает обособлять себя от мира и приходит к осознанию отдельности, в этом процессе он не только начинает разделять объекты но и сам приобретает расщепленное сознание которое может раскрываться как множественные личности в критических моментах динамики жизни, через прохождение психологических травм.
Ребенок начинает выращивать несколько личностей которые могут вступать в противоречие с друг-другом через внутреннюю вербализацию и неоптимальную концепутализацию фиксации происходящего. Существует первичная личность относящаяся к интересам ребенка которая выражаются в благоприятной для него деятельности с целью уравновешивания энергии и напряжения.
Эта личность является Истинным «Я» и синонимична индивидуации, Самости, Супер Эго, Атману, Реальности, Всевышнему и независимо от преобладания вниманием другими личностями, основная всегда будет стремиться проявить себя и это будет выражаться в психологических кризисах и депрессивных состояниях как способе обратить на нее внимание.
Путь Самости преграждает социум в который необходимо встроиться личности и две эти роли в самом лучшем случае соединяются и производят интеграцию с дальнейшей индивидуацией. В таком порядке вещей личность научается соотносить собственную энергию и создаваемое напряжение и удерживать их в равновесном состоянии.
Если родители препятствуют развитию Самости то происходит расщепление личности, как правило на третью, потому что Социум при таком развитии событий противоречит и семейной личности и Самости. В процессе разделения личности на части они начинают встречаться в дискурсивном сознании в качестве когнитивных диссонансов и навязчивых идей.
К четвертой личности относится Религия в которой усваиваются этические нормы поведения как правило противоречащие человеческой Тени, как отголоски теории эволюции человека и социального Дарвинизма и это пятое разделение сознания.
Важным расширением множественной личности является Мастер или наставник человека, его психолог, друг и в худшем случае гипнотизер который при определенных условиях может создать личность которая поработит все остальные и выйдет в качестве основной, затмив собой Самость.
Серьезные колебания ментальной энергии могут вызвать астению и истерию и как правило это происходит в случае серьезных жизненных неудач и потерь, а также неоптимальной концептуализации происходящего. В самых тяжелых случаях происходит расщепление личности которые начинают меняться в процессе обычной жизнедеятельности.
Невротические диссоциации проявляются в частой смене настроения, пограничные состояния в глубоких депрессиях с переходом в гипоманию и диссоциативными расстройствами, а у психотических организаций одна из личностей может вырываться наружу и проявлять себя отдельно, меняясь с основной личностью как будучи осознаваемой так и скрытой от нее или даже них.
В позитивных случаях у человека существует двойная судьба в виде концепции Самости которая является Истинным центром личности, и через исправления искажений отражения сознания проявляет себя в течении жизни посылая то слабые то сильные сигналы из подсознательного, которые поднимаются под напором оптимальной концептуализации мировосприятия.
Осознанные личности достигшие процесса индивидуации попадаются также редко как те у которых одна из множественных личностей завладевает сознанием, для этого должны случиться действительно потрясающие личность события которые ввиду непонимания были проигнорированы и вытеснены.
Практически во всех случаях роль основной личности играет Эго, принимающее все свои мысли и убеждения за собственные, хотя они и являются лишь той мудростью которую проявляло окружение и зависит от той глупости которой воздерживалось. Эго находится на уровне подсознательной лжи присваивающих себе автоматические мысли и чувства, поведение и деятельность которых являются лишь отголосками его предшественников.
Множественные личности удерживаются в оптимальном соединении в одной личности: семейных, социальных, духовных, животных и индивидуальных личностях и поскольку они не просто законцепутализрованы в языке и других формах объяснения феноменов, но и согласуются между друг другом. Поэтому реальность личности состоящей из пяти видов мировоззрения и их постоянное объединение в текущим моменте является занятием затруднительным.
При изменении массового восприятия в течении революций, войн, пандемий, информационной эволюции, происходит создание новой личности которая при полной фиксации становится основной. Такие действия связаны с коллективным трансом, по сути гипнотизер создает мир внутри мира и путем навязывания определенных идей вырывает человека из его обычной личности и делает его удобным для своих действий.
Точно также поступает авторитарный лидер когда под страхом смерти физического тела возникает личность которая готова быть конформистом даже в самых черезвычвычайных ситуациях и предавать всех включая своих близких чтобы сохранить свое существование.
Можно удивиться почему тот или иной человек поступил так или иначе, в корне опрометчиво и даже преступно. Безусловно у такой личности очень слабые вторичные личности и основная, как правило самая агрессивная завладевает сознанием низших личностей и может быть им не осознаваема.

1.14 Любовь или эмоциональная привязанность

Любовь или привязанность к объектам, то что мы хотим и не хотим, не имеет границ дуальности. В процессе получения психической травмы рождаются когнитивные карты для агрессивного поведения, а в оптимальной привязанности для позитивного, но то и другое релевантно для личности и становится ее частью, поэтому не нужно никого силой вытаскивать из его болота, ему там хорошо.
Существование боли это лишь существование ощущения боли, мы сами являемся авторами того что считать их хорошими или плохими. Боль это часть жизни, и только через боль происходит познание жизни. Чувствуя боль и не давая ей оценки продолжается спокойное существование которое является здоровьем. Здоровье - это Спокойствие, а Спокойствие - это Здоровье.
Между тем Любовь это лишь привязанность к архетипам матери и отца, или заменяющим их образами, которые конечно необходимы для оптимального развития малыша. Однако для него в будущем возникает новая роль, любить самого себя и любить других, и здесь каждый может потерпеть неудачу, потому что мы проецируем свое знание о любви на других, не только на партнера, на любых коммуникантов.
Неудача в первую очередь состоит в том, что Любовь - это Болезнь. Эго считает своим то что оно Любит, это его собственность и оно может ей распоряжаться и контролировать объект любви. Это болезнь, навязчивая идея, множественность личности, проективная идентификация. Всегда нужно помнить что любая форма привязанности к человеку, животному, имуществу, собственной жизни, это болезнь обладания, аддикция, зависимость.
Мы любим так как любили нас, и мы перекладываем или другими словами проецируем и отражаем на объекты мира свою любовь, свою привязанность к чему-то на основании опыта своей любви. Любовь к себе становится образом жизни, но что под этим подразумевается, любовь к себе это любовь к ложному я, к персоне которая создана социумом для социума.
Пожалуй любую форму собственничества и зависимости можно считать Любовью, а значит и Болезнью, и каждый умирает от того к чему стремится. Поэтому Любовь делает нас слабыми, а Слабость - это Смерть. Всегда нужно держаться во власти над самим собой и Власть - это Жизнь.