Знакомство Лэя и Цереры — Книга #мнеподругасказала

01\ #мнеподругасказала [ II - I ]

01\#мнеподругасказала [ II - I ]

1.1 Знакомство Лэя и Цереры

Вы наверняка слышали про дежавю, это такой феномен сознания в котором вам кажется что все что вы сейчас наблюдаете уже происходило. Это не похоже на психологический триггер, когда мы встречаем что-то знакомое, но нам от этого больно, дежавю, скорее восхищает на то мгновенье, в которой реальность схлопнулась.
Резонанс схлопывает реальность, резкая перемена обстоятельств в которых находится тело, как и резкое перемена настроения, самооценки, идеализации, обесценивания. Ощущение которое заставляет почувствовать жизнь. Наверное не каждому дано такое, когда органы чувств как оголенные провода, как тело без кожи, когда любой стимул реальности становится тобой в момент соприкосновения.
Мне нравится ловить резонансы, я не обращаю внимания на то что мне не принадлежит, а мне ничего не принадлежит, так что я просто существую. В мое пространство очень сложно попасть, и еще сложнее из него выбраться, насколько я становлюсь другим, настолько же другой становится мной. Опасно подселять другого к себе, если тот другой, не знает кто он.
Чем больше мы прячемся от реальности, тем сильнее искушения она нам подбрасывает и несмотря (в прямом смысле) на других, мы все равно увидим себя в другом, а если это произойдет несколько раз при разных обстоятельствах, то придадим этому огромное значение. Так уж устроен наш мозг - резонанс, как дежавю.
Восхищение от того что реальность схлопнулась, разъехалась, расползлась, рассыпалась. Чувство бодрости от жизни, что она волшебна и что мы на верном пути, когда все указывает на это и мы безусловно принимаем все хорошее и плохое, потому что верим себе.
Ее звали Церера, она появилась передо мной впервые когда я был в церкви, я приходил слушать музыку и смотрел лишь себе под ноги, или на чётки в руках, но в этот раз мой взгляд был прикован к ней, она была в хоре, на сцене, самая старшая, и мне было уже никак не оторвать от нее своих маньячных глаз.
В следующей раз я встретил ее в метро, и я ее не сразу узнал, хотя потом не вспомнил больше никого из этого дня, резонанс подумал я, но не стал ее разыскивать зная что встречу ее в следующий раз на катке. Я уже начинал понимать что происходит что-то манящее, что реальность вытаскивает меня из моего отшельничества, но мне некуда торопиться, я верю себе, а значит все произойдет оптимально.
В этом году снег мы увидели ранним ноябрем и он был сразу в виде гололеда, и так и не сошел до декабря и это ускорило открытие катков на котором мы встретились через пару дней, как через меня, и было это спланировано. Как всегда бывает в таких случаях, если ты долго не был привязан к кому-то, то резко вспыхивает огонь идеальной любви и погружения в нее.
Мы не говорили много, но мы говорили вовремя, иногда дополняли друг друга, иногда в присутствии третьих лиц говорили единовременно и одно и то же, иногда просто ходили по улице и встречались совершенно в различных местах, от перекрестков до театров, смеялись и никуда не торопились удивляясь таким пугающим резонансам.
Страх заключался в том что мы подсели на такие случаи и казалось бы, у нас не было ничего общего, мы вообще не интересовались тем кто мы, мы просто встречали друг друга и уже не могли обходиться без этого, никто из нас не испытывал такого никогда.
Нас обоих преследовал страх сближения, но все таки это произошло когда мы вместе оказались на гонг практике. Если ты хорошо умеем настраиваться на дыхание, и способен погрузиться в маналайю во время гонг представления, будучи с повязкой на глазах, качаясь в гамаке, то ты можешь переключиться на свою эффективную личность.
Я зашёл на практику раньше, она появилась позже, мы еще ни разу не общались с друг-другом но уже порядком надоели своими постоянными пересечениями и встречами, но в этот раз мы встретились после практики. Мы были в других личностях, и увидели других друг-друга, поэтому утром проснулись в одной постели.
Когда мы увидели себя утром из глаз тех с кем происходили резонансы то были порядком ошеломлены, и распутывая цепь событий выяснилось что каждый из нас проживает жизнь из двух личностей, утром мы просыпаемся без эго, а к ночи эго раскачивается до гипомании, включая переключение в неопознанный режим, а утром все по-новому.
Так мы начали свои эксперименты по переключению, ведь в конечном итоге мы познакомились с нашими двумя личностями, жертвы и агрессора, почти единовременно, поэтому мы могли видеть наши обоюдные состояния и поддерживать их, усиливая эффективность.
Мы посетили все виды практик и церемоний, от какао и гвоздестояния до динамической йоги и холотропного дыхания. Везде было одно и то же, мы переключались в ресурсное состояние, это была и не жертва и не агрессор, а что-то среднее, то что спокойно воспринимает реальность независимо ни от чего и именно это мы искали когда были по-отдельности.
В конечном итоге наше понимание дошло до того что мы можем находить себя каждый день в ресурсном состоянии независимо от внешних источников, а через обращение к самим себе и мы начали изучать как причину возникновения таких разрывов в личности и реальности, так и способ как можно раньше приходить в себя утром и в конечном итоге заменить все личности на себя.
Наш план был в следующем, мы решили собрать всю информацию и классифицировать ее, составив систему воспоминаний о том чем мы на самом деле являемся. Ведь когда мы погружаемся в сон то умирает сознание и просыпается бессознательное, а когда мы просыпаемся то мы уже новые.
Мы решили классифицировать современные знания, как научные так и психологические и создать подкаст чтобы делиться этой информацией, но тогда кончено никто из нас не знал к чему нас это приведет. У каждого своя глубина травм и скорость осознания, а информация по сути едина, поэтому обоюдное пробуждение явление интересное, но опасное.

1.2 Информация и энергетический обмен

В процессе анализа и определения чем является информация и как она связана с энергией человека, и его самооценкой, существует уровень погружения, в то как мы планируем в текущий момент рассматривать информацию, и на фоне каких концепций ее расшифровываем.
Поскольку в наше объяснение входит состояние которое испытывает человек, через органы чувств, концептуализируя их, здесь сейчас, то мы вынуждены рассматривать информацию как источник состояний психических процессов человека и особенности проявления информации в его сознании, как интроективных способов его изменения.
Любая информация это интроекции и проекции, распространение и поглощение, зеркало и отражение, это конструирование нашего сознания через получение сигналов из внешнего и внутреннего мира, поступающих на анализаторы чувств, использующиеся в качестве интерпретации и реагирования системы стимулов и реакций, а между ними индивидуальным отношением или контингенцией.
Рассматривая информацию как способ формирования нашей психической энергии, мы определяем что существуют единицы такой энергии и что она передается в информационном пространстве, между людьми с помощью информации, используя нарратив закрепленный в сознании через понятия и объяснения, дискурс и ряд определенных стимулов.
Самый близкий и научный способ расчета психической энергии находится в концепции трансактного анализа, который объясняет коммуникацию между людьми как процесс передачи данных в виде трансакций, запечатлевающиеся и интегрирующиеся в человека, и в зависимости от качества искажений всего стимула и несущего заряда производя его трансформацию.
Любой информационный источник может быть импринтирован или другими словами запечатлен в сознании человека как информационный объект, и с тех пор человек меняет поведение подстраиваясь под эту информацию как безусловную или недостаточно отрефлексированную, а в зависимости от ее силы и авторитетности, использует ее в качестве собственного поведения.
Устойчивые интроекты находящиеся в информационном поле, сильнее всего запечатлеваются в сензитивном периоде развития человека - до трех лет, а с трёх до пяти лет закрепляется первая картина мира, которую ребенок транслирует в свою взрослую жизнь, но способен изменить её несколько раз, переписывая каждые десять лет.
Информационные интроекты полученные в детстве и ставшие нами независимо от того насколько они деструктивны, являются устаревшими и не могут эффективно восприниматься и использоваться в реальной жизни, поскольку информационные источники имеют свойство трансформироваться вместе с человеческим сознанием.
Под информацией мы можем понимать любой феномен реальности описанный словами, и он может быть проанализирован органами чувств человека: вкус, обоняние, осязание, зрение, слух, равновесие, когнитивистика. Реальность является историей или другими словами нарративом о каком-то значимом для человеке событии. Наша реальность создана из когнитивных карт которые мы постоянно повторяем, в реальном спектре событий или фантазии.
В фантазии живут мифы, сказки, притчи, афоризмы и другие дискурсивные методы конструирования сознания. Они представляют собой коллективное бессознательное с описанными правилами и предписаниями, свойственными пережить каждому человеку, и для каждого такого мифа есть определенный возраст.
Существует несколько видов когнитивных карт: первая является нашими реальными ощущениями от мира, те которые мы получили с помощью анализаторов чувств с предустановленными данными и как-то интерпретировали их через эмоции, вербализацию и сделали нашим поведением.
Во втором смысле жизненный нарратив опирается на вымышленные образы, которые призваны восстанавливать баланс человеческого сознания, используя истории, как способ трансформации, и создавая в сознании иллюзорные и фантастические миры, которые помогают преодолевать препятствия в реальной жизни.
Для сознания не имеет значения в какой реальности человек находится, в общем смысле реальность разделена на бодрствование, транс и сон, и в то же время бодрствование разделено на объективную и субъективную иллюзию и все эти феномены являются информационными, а поскольку они находятся в области различных спектров реальности, то и их общая составляющая иллюзорна.
На более глубоких уровнях сознания человек может ощущать себя всем и переходить в безмолвное созерцание и безоценочное суждение относительно происходящего, и в то же время поверх всей реальности создается виртуальная, в которой оно тоже может быть погружено.
Независимо от всех этих видов реальности в которых может пребывать человеческое сознание, ценности из информационных интроектов внедряется в нас через каналы связи, которые со временем меняют форму и появляются более горячие источники, заменяя холодные.
Каждый новый вид информации становится активатором сознания человека и позволяет пропустить гораздо большее количество информации с наименьшим напряжением и с наибольшей эффективностью. В общем смысле информацией человеческого бытия является человеческим мозгом, орудие труда, внешний и внутренний мир, символы и современный информационный контент.
Некоторые из информационных каналов связи могут быть наблюдаемы человеком через созерцание реальности, восприятие, оценку, авторитетность и осознанное внимание, позволяющее оптимально понять и отрефлексировать происходящее. Концептуализировать его и создать равновесие в сознании, точнее привести его в эту позицию сознательно, через оптимальное проживание полярных состояний.
Другие информационные каналы не могут быть объяснены в полной мере, такими является информация внутри информации, похоже на способ описания работы ума через ум, а это как объяснение что такое информация через информацию.
Такие описания информации как концепция квантовой физики, в которой рассматриваются мельчайшие частицы невидимые глазу человека и наблюдаемые только через специальные приборы, или такой вид информации которая зашифрована в ДНК человека тысячелетиями, не поддается рефлексии, как и та информация которая связана с управлением телом, и вообще всем что является материальной реальностью.
Энергия равна информации, а поскольку вся реальность это и есть информационно-энергетическая волна, то все в этой реальности является информацией, другой вопрос насколько глубока рефлексия того что такое информация и какие есть доступные методы расшифровки и получения, анализа и интерпретации информационных источников в текущий момент.
Возвращаясь на средний уровень сознания и продолжая тему психологической энергии, которая как мы выяснили является информацией, попытаемся понять как она создается в человеке через импринтинг, и на каком уровне мы можем воспринять и проанализировать информацию через самонаблюдение.
При рождении ребёнок чувствует себя матерью, потому что какое-то время назад так оно и было, и сепарация ребенка от матери начинается с самого рождения, и уже с этого времени ребенок может попасть в ситуацию, где его опыт будет травмирован, а представление о реальности искажено.
Возьмём под описание именно рождение ребёнка, потому что даже мы, сейчас, в нашем сознании не используя состоянии транса, не можем попасть в дискурсивный мир своего внутреннего ребёнка, и большее часть запечатленных событий никак не было описано и концептулизировано. Огромный пласт травматических событий детства мог быть вымещен как слишком травмирующий.
Даже на уровне нашего детского состояния до пяти лет, мы можем не вспомнить или конфабулировать правду относительно нашего прошлого и детства, каждый раз приписывая и убирая информационные элементы которые могли быть как-нибудь связаны с этим периодом жизни. Наиболее запоминающиеся события могут стать частью нашего поведения, связи которого нам бывает сложно осознать.
В бодрствовании мы находимся здесь и сейчас, но возвращаясь в прошлое мы всегда переписываем его, подстраиваемся под то что наблюдаем, и под наш уровень понимания. Устойчивого прошлого не существует и мы рисуем его прямо тут и теперь, но в течение какого-то времени мы запечатлеваем больше информации об этом и она может наслаиваться друг на друга и создавать устойчивую конструкцию.
Такая устойчивая информационная конструкция фиксируется на нейробиологическом уровне в нейронных сетях головного мозга и выстраивается в определенные когнитивные карты, которые повторяются и закрепляются друг за другом.
Такие карты поведения очень сложны в изменении, поскольку это фиксированные информационные источники, запечатленные в материальной среде внутри мозга, они настолько устойчивы, чтобы переписать их, необходимо полностью поменять окружение, образ жизни, а вслед за этим изменится поведение.
В детстве ребенок запечатлевает информационные источники через свои органы чувств, которые имеют какой-то предварительный способ настройки, связанный с прошлым онтогенезом ребёнка и его предков, а главной основой того как он будет воспитан, зависит от оптимальной сепарации от матери и социализации с отцом, как и о того в каком социуме родился ребенок.
Используя анализаторы чувств, ещё не имея какой-либо вербальной концептуализации происходящего, ребенок наблюдает все через глаза и становится отражением своих родителей. Они могут относиться к нему благосклонно и оптимально, или деструктивно и агрессивно, а может даже использовать сразу два этих приема, разделяя психологическое и социальное, ввиду своих личных информационных искажений.
До трёх лет ребёнок ещё не знает концепции алфавита, понятий, объяснений, и нарративов, того что происходит вокруг него. Дети запечатлевают все события так как есть без возможности рефлексии и без выбора того каким образом им реагировать, потому что родители и близкие закрепляют свойственные их опыту паттерны поведения.
С трёх до пяти обычно подключается отец или другие значимые близкие, они вводят ребёнка в информационный мир социума, объясняя ему различные концепции и феномены сознания, то как мы наблюдаем и объединяем это в информационным интроекты, в дальнейшем транслируемые ребёнком в свою взрослую жизнь.
Нашим искусственным интеллектом являются именно наши родители и близкие, которые для ребёнка становятся первыми информационными источниками. Он безусловно запоминает и верит им потому что считает эти источники самыми авторитетными, и от родителей зависит то какие информационные интроекты поселятся в ребенке во время их коммуникации.

1.3 Рефлексия Лэя и Цереры. Часть 1.

Нашим общим увлечением было вести дневник. Обычно в культуре это рассматривается как некоторая детская игра, и часто используется абьюзивный приём прочтения чужого дневника, что несомненно приводит к обрушению самооценки и потери доверия к родителям или близким прочитавшем его. Для ребенка эмоциональный дневник является способом контейнировать свои чувства, как и разобраться в них, конечно он считает их своими и не готов с ними делиться.
Мы с Церерой вели цифровые дневники когнитивного типа, на фэйковых аккаунтах в социальных сетях. Я называл это цифровой сублимацией и она с удовольствием подхватила эту терминологию, заявив что самооценка будущего зависит от возможности независимо не от чего, размещать ежедневную информацию и себе в текстовом и видеоформате, конечно с использованием голоса.
Интересной особенностью стало то что мы практически одновременно начали программировать через когнитивный дневник своего нового партнера, и когда это выяснилось, то мы сравнили наши описания и были удивлены, что попадание было очень точным.
Но мы не знали самого главного, чьи это были желания, кто через нас хотел найти партнера и что мы можем пожелать будучи заложниками своих интроектов, которые стали нами по умолчанию, без нашего желания.
Иногда я смотрю в зеркало и вижу там своего отца, мне становится страшно, что я стану им, это неплохо, но он, это не я, ну а для девушки ее сходство с матерью, часто звучит как оскорбление.
На нашем опыте было подтверждено что когнитивный дневник работает, можно описывать и притягивать реальность, создавать ее из слов и тем самым помогая себе перенести их в поведение, изменив материальный мир под наше представление.
Можно искать информацию в информации, а можно просто создавать ее и распространять на реальность в качестве своей модели, той которая подходит именно мне. А искаженные желания сгладятся и очевидно ведь что каждая новая трансформация реальности нравится мне больше предыдущей.
Нашей задачей было перейти в сильную личность после пробуждения как можно скорее, но в итоге мы начали переключаться как попало, могли проснуться сразу во второй личности, в то время когда первая не переключилась, и тогда начинались сложности, ведь друг-друга мы не узнавали. Кто-то мог переключиться днем, а кто-то вечером, наши практики были не всегда и не для каждого одинаково эффективны.
На фоне этого начиналось напряжение и никто из нас не готов был делиться своими деструктивными интроектами о которых мы узнали изучая связи информации, реальности, сознания и детских травм. Отношения начали меняться, но мы их сознательно удерживали, понимая что это еще лишь начало нашей общей инициации.
Очень сложно принимать то что мы прототипы своих родителей, причем ни они, ни мы, не хотели быть тем кем мы являемся, но кем же мы тогда могли хотеть быть, все как есть, реальность просто происходит, остальное фантазия внутри фантазии.
Еще сложнее осознавать что мы не можем себя изменить, что после пяти лет ребенок уже становится взрослым и ключевые изменения произошли с ним до этого момента. Оказалось тяжело ощущать себя биологической машиной которая может лишь наблюдать за своими неуклюжими действиями и принимать их как самого себя.
Главное что мы поняли из подборки о информации и энергии что она передается в виде трансакций как коммуникативных стимулов и что их оптимальное количество позволяет прийти к равновесию и это именно то что нам было нужно, поэтому мы начали изучение этой темы.

1.4 Трансактный анализ в отношениях

В основе трансактного анализа лежит понятие психической энергии, а единицей энергии является психофизическая трансакция между людьми, осуществляемая через любые органы чувств и средства передачи информации, кроме того она может иметь как положительную так и отрицательную окраску в зависимости от того как воспринимает человек определённые эмоции и какие эмоции и шаблоны поведение были созданы через запечатления в детстве.
Трансактный анализ во многом повторяет концепцию нарциссизма поскольку в нём, как в теории межличностных отношений самооценка ребенка формируется отраженными оценками, где безусловными зеркалами является ближайшее окружение детства.
Когда ребёнок маленький и у него не хватает жизненного опыта то для него единственным ориентиром является мнение со стороны, он слишком беспомощен чтобы возражать и протестовать против своих родителей которых считает правыми, независимо от их поведения.
В довербальный период ребёнок воспринимает оценки о себе через эмпатию, жесты, действия и другие способы невербального поведения родителей и близких которые впоследствии подкрепляются словами и создают его самооценку, которую он проецирует на себя и свое окружение в будущем.
Считается что в начальные годы жизни, а может быть даже месяцы создается первая центральная эмоциональная установка и при отсутствии рефлексии своего поведения и интроектов, человек имеет тенденцию возвращаться в эту эмоциональную установку как устойчивое состояние - каждое утро.
Если такая центральная эмоциональная установка появилась у ребёнка до освоения языка и концептуализации феноменов сознания то в будущем ему сложно её отрефлексировать, и он сознательно, подсознательно или бессознательно тратит всю свою жизнь на борьбу с этой личностью, которая не является им.
Ребёнку нужен постоянный приток трансакций, в начале физических чтобы у него не возникло сенсорной депривации с дальнейшей декомпенсацией через девиантное поведение, вместе с физическими трансакциями ребёнку важны психологические оценки, приятные для него, одобряющие взгляды близких, принимающие его независимо ни от чего, до момента сепарации.
После сепарации ребёнок попадает в реальный мир которому свойственны различные виды эмоций: страх, гнев, печаль, радость и его задачей становится способность отслеживать эмоции и выражать их полностью, чтобы не искажать своих внутренних ощущений от себя других и реальности.
Трансактный анализ включает в себя две основные концепции в первой которой человек всегда находится в одной из ролей, проживая сознательную жизнь: Взрослого / Ребенка / Родителя и распределяя количество проведенного времени самостоятельно, рефлексируя и уравновешивая свое состояние в зависимости от ситуации.
Во второй парадигме, деструктивные отношения между людьми создаются через нахождение в одной из трех деструктивных ролей: Преследователь, Спаситель, Жертва и основной целью человека является выходом из этих ролей во время коммуникации и плавным выводом из них собеседника.
Роли - это запечатленные процессы и когнитивные карты усвоенного поведения и повторяемого во взрослой жизни бессознательно. Любой из нас может превратиться жертву не являясь столь беспомощными как себя показываем, или в спасителя который только думает что помогает, а на самом деле использует проективную идентификацию, или изображая агрессора преследующего свою жертву по привычке, как повторение устойчивого и травмирующего поведения.
Как и во всех других случаях переходя из роли в роль мы просто повторяем когнитивные карты запечатленного опыта и поведения близких, стимулов и реакций которые мы интернировали в детстве. В трансактном анализе люди склонны играть в определенные социальные игры используя эти роли чтобы получать вознаграждение в виде трансакций, в том случае если их невозможно получить иным образом.
В трансактном анализе существует три модели поведения или другими словами три личности из которых говорит человек. Мы всегда осознанно или бессознательно коммуницируем с другими через одно из состояний. Каждый день и даже каждый час мы можем переключать это состояние в зависимости от необходимости и решения какой-то задачи. Если мы способны отрефлексировать свое поведение и текущее эго состояние, то мы можем использовать их равномерно в зависимости от ситуации.
Всего существуют три основных эго состояния: взрослый, родитель и ребёнок, кроме этого существует два вида родителя и ребёнка: адаптивный ребёнок и свободный ребёнок, преследующий родитель и оберегающий родитель, в зависимости от ситуации мы используем одну из этих ролей.
Наш коммуникант может не знать трансактный анализ и поэтому бессознательно или сознательно использовать социальные игры для получения выгоды. Обычно такие люди находятся в деструктивных состояниях адаптивного ребёнка или преследующего родителя и большую часть жизненных задач решают из этих эго состояний.
В теории трансактного анализа рекомендуются ежемесячно рассматривать свое поведение которое уже прошло и в процентном соотношении определять в каком из эго-состояний мы находились последнее время, с целью распределения энергии.
Достаточно оптимальное положение для трансактного анализа и поведения человека находиться около 40% времени во взрослом, 30% родителе и 30% в ребёнке. При этом доля адаптивного ребёнка и преследующего родителя не должна превышать 10% от общей суммы времени нахождения в этих эго состояниях.
Чтобы изменить эго состояние нашего коммуниканта мы смотрим из какой роли он на данный момент с нами общается и если мы ведём переговоры о работе оба наших состояния должны быть взрослыми, если мы оба играем в игры в том числе и любовные то наше состояние свободный ребёнок.
Когда мы находимся в регрессивным состоянии и у нас депрессия то мы в адаптивном ребёнке, когда у нас агрессия на другого человека чтобы он сделал то что нам нужно мы находимся в преследующим родителе, если мы отдаем кого-то поддерживаем и кому-то помогаем то мы находимся в заботливом родителе. Свободный ребёнок говорит нам о любовных играх, любопытстве и развлечениях.
Для человека который не знаком с трансактным анализом будет удивительно узнать что большую часть времени он находится в адаптивном ребёнке, или другими словами в агрессивном и подавленном состоянии и выражает свои ощущения, также как он когда-то чувствовал пренебрежение собой в детстве, а остальное время находясь в преследующем родителе, то есть в противоположном эго состоянии, которое соответствовало их детской травмы между агрессором и жертвой.
Когда человек говорит с нами из регрессивного ребёнка или другими словами адаптивного, то он пытается задеть нашего заботливого родителя и получить социальную трансакцию, в этот момент мы можем вернуть его во взрослое состояние, перестать быть для него спасателям, жертвой или агрессором.
Когда человек нападает на нас и ведёт себя агрессивно как преследующий родитель, мы можем уравновесить его и вернуть во взрослое состояние. Основа коммуникации с любым человеком - рефлексия наших эго состояний: родителя, взрослого и ребёнка, а также определение состояний наших коммуникантов и противостояние играм которые они с нами проводят.
Основная задача трансактного анализа - это прекращение игр в общении с целью их плодотворного взаимного воздействия. Их можно прекратить напрямую, сказав что человек играет какую-то роль или пойти более интеллектуальным способом и выявляя деструктивные состояния, с помощью воздействия, в частности речевого, перевести коммуникатора во взрослое эго состояние.
В следующей важной концепции эго состояния рассматриваются под новым углом и состоят из ролей в которых человек использует одну из них, меняя их в зависимости от обстоятельств. Трансактный анализ - это теория межличностного взаимодействия и роли преследователя, жертвы и спасителя является одной из самых распространённых и понятных систем оптимальной коммуникации.
Наше неоптимальное и даже деструктивное поведение формируется когда мы становимся: преследователями, спасателями или жертвами или когда наш собеседник использует эти роли для того чтобы получить от нас социальную трансакцию через общественные игры.
Основой трансактного анализа и выхода из ролей является остановка наших ролей: преследования, спасания или попадания в жертву а также противостояние коммуниканту который собирается нас преследовать, как жертву, или спасать, как жертву, или изобразить жертву, и просить стать нас его спасателями.
Во всех случаях мы фиксируем информацию от коммуникантах и сообщаем о том в какой роли он сейчас находится, не играем по его правилам, чтобы он вышел из роли и пришел к конструктивному разговору. Это один из способов как выявить общение из ролей, отрефлексировать и больше не попадать в это состояние.
Независимо от того были ли мы в детстве жертвой агрессора, или спасателям своих родителей, а может сами через какое-то время стали преследователями, все роли так или иначе свойственны человеку и сопрягаются с социальным играми которые необходимы нам для получения поглаживания и так важны в реализации жизни человека, через механизм отзеркаливания и отражения.
В человеке могут быть закреплены негативные когнитивные карты связи себя как жертва - агрессора и он будет вынужден повторять это невыгодное для себя поведение ввиду сложности рефлексии состояний и определённой аддиктивной зависимости, позволяющий ему вновь почувствовать мир и реальность ярче.
Выход из ролей и концентрация на использовании оптимальных соотношений и эго состояний позволяет человеку прийти к сверхзадаче трансактного анализа, который гласит что каждый человек ощущает себя в порядке, думает о других что они в порядке и считает что весь мир и реальность находится в полном равновесии.

1.5 Рефлексия Лэя и Цереры. Часть 2.

Вышло так что трансакции являются очень важными для оптимальной жизни, и в то же время потребности очень отличались даже на нашем уровне. Церера была зависима от прикосновений и постоянно до всех дотрагивалась, она хотела находиться в гуще событий и для нее отсутствие другого ощущалось очень болезненно.
Для меня трансакции были скорее болезненны чем эффективны, любые прикосновения оставались на мне на какое-то время, а болезненные ощущения могли ходить по телу несколько часов и даже дней, и стимулы явно не соответствовали реакции.
Сложно было не согласиться что мы зависим от других людей, но на деле я избегал прикосновения других, а Церера к ним стремилась. Дело даже не в том чтобы были физические прикосновения, для нее любая оценка была важной и она расширяла список контактов, а я в основном поддерживал себя сам, но как и другие нуждался в большем.
У нас были схожие состояния по переключению личностей но в остальном мы были непохожи. Впрочем эта была и не совсем другая личность, как мы выяснили, утром мы просыпаемся в центральной эмоциональной установке прошлого, как его отголоски, особенно если они подкрепляются из бессознательного через сны.
Утром мы оба находились в такой глубокой жертве что на наше эго одновременно накладывались все деструктивные интроекты, а внутренняя слабость никак не давала от них сепарироваться и только через какое-то время появлялась наша основная сильная личность, к сожалению так было из-за дня в день.
И это высокий уровень рефлексии, раньше такие состояния были полностью бессознательны и эта деструктивная личность, как выяснилось из трансактного анализа - эго состояние адаптивного ребенка, захватывала все остальные состояния и приводила уже взрослую личность в непредсказуемым событиям.
Оказалось что злобный продавец магазина или подрезавший водитель на дороге это не только мы и есть, как наш интроект прошлого который поднялся в виде метафоры из бессознательного, но и то что это социальная игра которая переключается между тремя ролями и все они по сути являются жертвой если мы в нее эмоционально вовлечены.
Мы начали видеть и наши игры которые мы использовали в коммуникации с друг другом и на этом фоне вспыхнуло много стыда, было неудобно говорить об этом но самое приятное оказалось в том что видя эти игры мы смогли перестать их использовать в будущем.
Нас довольно сильно качнуло в противоположную от друг-друга сторону но мы быстро нашлись, понимая что все это лишь кармические остатки, а мы для друг-друга сейчас лучшие учителя и остановившись в самом начале, все равно вынуждены будем повторить этот опыт как незаконченный и в более сложном варианте.
Но ничто не проходит бесследно и мы начали меньше общаться словами, постоянно анализируя друг-друга и самих себя на том что делаем и самое главное на том что говорим. Поэтому продолжили исследование и чтобы разрешить этот ментальный затор, углубились в психолингвистику, и записали следующий подкаст.

1.6 Психолингвистика в сознании

Осознать можно только то что имеет описание. Реальность для человека является отражением его самопрезентации, переживаний, образов и идей, которые реализуются через поведение и имеют вербально направленную деятельность.
Психолингвистика помогает выстроить собственное дискурсивное поле, создать для себя индивидуальное описание и повысить самооценку. Выражение феноменов сознания через языковые формы, становится средством психического содержания человека и способом трансляций его мыслей в информационное пространство.
Задача психолингвистики это стойкое ощущение создания раппорта между коммуникантами, для получения возможности передавать сообщения, в минимально искаженном виде между друг другом, и доносить концептуальную информацию, синхронизируясь с предлагаемыми обстоятельствами.
Самопознание, рефлексия, вчувствование и выдумывание в себя и собеседника, убирает вербальные барьеры и позволяет понять друг друга лучше, это и является основной частью сверхзадачи психолингвистики оказываясь первым продуктом взаимодействия.
Человек использует мышление как способ создания языковых форм и структур, их комбинаций и концепций, которые формируются внутри мифологических шаблонов, сказок, притч, метафор, афоризмов и других нарративных способов донесения понятий и смыслов до адресата.
Человеческое сознание воспринимает реальность в знаковой парадигме, где всё описывает как какие-то и объекты, явления или события, указывающие на другие иллюзии сознания, чтобы расширить представление о происходящем и концептуализировать его в оптимальном виде, для восприятия и ощущения жизни без искажений.
С точки зрения психолингвистики человек начинает формироваться и становиться личностью как идеальная и оптимальная структура, которая легко вписывается как в себя так и в социум, после структурирования идеальных знаков в концепции, которые создают наше мироощущение.
Личная концептуализация происходящего собирает индивидуальность в которой мыследеятельность и речь не является осознанными, и всплывают через человека как вербальный творческий акт. Он может быть озвучен как ритмическая речь или акт научного творчества, возможно непроизвольный каламбур или шутка.
Используя слова человек распространяет невидимую ткань который покрывает всю реальность и в зависимости от уровня критического мышления и концептуализации, мир обретает формы и контуры, изгибы и искажения как текстовая материя.
Мы неосознанно и по привычке с раннего детства имеем какую-то картину мира, закрепленную как в дискурсивном поле так и в поведенческом, дополняя друг друга для оптимального понимания реальности.
Понятия более глубоких смыслов осуществляется через поиск и внутреннее созерцание, которому свойственно дискурсивное молчание, остановку оценочного мышления и выход за пределы языкового пространства, в состояние мистического слияния всех объектов реальности.
За знаками и символами, словами и обозначениями, нарративами и концепциями, закреплено общее конвенициональное сознание, связанное с психическими феноменами и ощущениями, образами и ассоциациями любого человека.
Человеческое сознание находится в коллективном трансе и постоянным гипнозе, оно принимает иллюзию, созданную через дискурсы как описание реальности, при этом предполагается, что при изменении дискурса мы можем выйти за пределы этой реальности и создать новую.
Разногласия и искажения взаимопонимания между коммуникантами, проявляется в том, что человек вынужден прятать за словами свои смыслы потому что является специализированным субъектом и не имеет возможности говорить действительно то что думает, находясь в рамках социальных конструктов, правил и значений сценариев и понятий.
Для создания оптимальной объективной реальности используются мифологическо-дискурсивный подход к формированию сознания через расширение концепций и объективизацию их конвенционально, чтобы прийти к социальному гомеостазу и сохранить текущую общность, через идеи, ценности и установки, создавая приемлемое программное обеспечение человека.
В социальной жизни вытесняются все неприемлемые представления и понятия которые заложены через нормативную форму и объяснение реальности, с помощью языка и нарративов из художественных произведений, включая анимированную культуру.
Кинематограф и другие формы горячей творческой сублимации психических процессов, могут иметь как позитивные установки для определенного социума так и негативные, последние из которых не позволяют в полной мере проявиться, ни человеку внутри социуму, ни социуму внутри человека.
Современный западный мир живёт в объединении демократических и либеральных концепций, в которых человек является высокоразвитой и сознательный личностью, с необходимостью встроиться в коллективный транс и пройти собственную самоактуализацию любой ценой.
Личность - это образец и если он не вписывается в социум по мнению его куратора, то разлагает его и дестабилизирует общество, приводит к неодобрению другими его поведения и мироощущения, что позволяет изолировать такое субъективное человеческое сознание и поместить подальше от определенной общности.
В дискурсивной психотерапии, под руководством мастера, человеку позволяется выстроить свою мифологическую систему, свою структуру реальности, опираясь на дискурсивное поле и помогая создать удобное для него жизненное пространство и реальность, которая легко будет вписываться в его состояние и не будет противоречить общей иллюзии.
Психическое содержание человека, которое было заложено им через импринтирование поведения в детстве, должно быть актуализирована в данном моменте, без вытеснения из сознания неприятных ощущений жизни, которые будут появляться в других формах деятельности и могут колебаться от невротического до психотического состояния, или постоянно находиться в пограничном.
Трикстер это одна из центральных фигур мировой философии и мифологии, отражающая специфическую личность, обладающую речью, воздействующий на других, и которой не составляет особого труда, в переходе из одной семиосферы в другую, чтобы помочь найти связь между вербальными объектами и дискурсивными формулами другого.
Трикстерство - это возможность расщепления положительных и отрицательных объектов, и их соединение для устранения дестабилизации созерцания реальности. Со стороны может показаться что трикстер из-за своей подвижности ума и возможностью находиться в разных полях знаковой системы, нарушает все границы социума как территориальные и поведенческие так и моральные и традиционные.
Трикстер объединяет в себе дуальное сознание и может созерцать реальность со всех сторон черно-белого мышления, не задерживая внимание не на одной из плоскостей, осознавая отсутствие хорошего и плохого, и принятие любых феноменов сознания разворачивающихся перед ним в качестве иллюзии.
С помощью нарративов, системы нормативного общения и описания мира, человек может выбрать одну из четырех ролей: быть героем и воином с чертами демиурга, перейти в область мудреца и хранителя знаний - учителя, врача, профессора. Стать медиатором и целителем - чтобы вводить других в духовный мир с помощью мистических переживаний и практик, или перейти в форму маргинальности в отношении к жизни и стать преступником и антисоциальной личностью.
Для того чтобы понять себя, через дискурсивную форму восприятия реальности, человек попадает в состояние между бодрствованием и сном, которое принято называть трансом. Трансперсональные состояния вызываются через самонаблюдения и рефлексию, с подключением определенных форм воздействия на сознание, в частности через дыхание, воображение и оптимальную дискурсивный оценку.
Человек может попасть в транс погружаясь в собственные переживания и воспоминания, при этом отключаясь от внешних раздражителей поступающих на органы чувств, например закрывая глаза и уши, находясь в тёмным и замкнутом пространстве, и наблюдая лишь внутреннее ощущения от самого себя.
Когда мы демонстрируем какое-то стереотипное поведение не соответствующие нашему социуму, то мы находимся в коллективном трансе и выполняем его задачи - как инструмент социума, в которой нас встроили без нашего ведома, так было расщеплено сознание на несколько личностей.
Иногда мы можем попасть в трансовое состояние если просто расслабляемся и чувствуем комфорт, сознательно ничего не делаем, ничему не даём оценок и ни о чем не думаем, без ощущения базовых эмоций страха, гнева, печали и радости, глубоко созерцая себя, внутри себя.
Когда мы идентифицируем себя с какой-то дискурсивной формой или концепцией имеющей глубокую нарративную и мифологическую часть, то способны через неё заходить в осознанное состояние, отсекая все другие концепции и получая инсайты в виде новых смыслов.
Ощущение дискомфорта и выход из зоны комфорта через эмоциональные регрессии, получаемые от взаимодействия с социумом, мы можем сублимировать в творческую потенцию и креативность, создавая новый дискурс и погружая в него другого, осуществляя таким образом создание своего собственного транса и втягивание, в него всех остальных.
Заказать обратный звонок