Алиса и погружение в психические смерти — Книга #мнеподругасказала
Алиса и погружение в психические смерти
Layaliz Enstazia

01\ #мнеподругасказала [ III - VII ]

01\#мнеподругасказала [ III - VII ]

1.1 Алиса и погружение в психические смерти

Лэй: Алиса, расскажи что происходит с тобой когда ты уходишь в свое состояние, мне бы это очень помогло. Ты сказала что погружаешься в другого когда он переживает психическую смерть, становясь его голосом, а потом он становится тобой. Пробуждается и сам становится точно таким же ныряльщиком.
Алиса: Ну это и так и не так. Вот например вчера ты вышел на улицу, шел мокрый снег, дороги залиты и забиты им, ты переходил дорогу где обычно не делаешь этого, потому что снегоуборочная техника вытворяла там виражи. Ты идёшь и думаешь что тебе все равно переходить на обратную сторону, потому что дальше дорога заблокирована из-за покатой крыши, с которой может сойти снег со льдом.
Но дорога оказывается на удивление открытой, хотя днем была еще закрыта, и тут когда ты проходишь мимо своего пешехода по которому должен был все таки перейти на свой путь, прямо на нем автомобиль врезается в столб, и он падает на человека, тот кое-как отбегает, но его задевает фонарем и он сидит неподвижно, и скулит.
Я была в этом человеке вчера, и говорю тебе так потому что видела тебя из него, так себе конечно психическая смерть, но эту секунду где я сказала ему что нечего бояться, я могу хорошо вспомнить, потом я уже сразу погрузилась в другого.
Как ты думаешь, что же вчера произошло, мог бы ты пойти по той дороге, и была бы там авария со столом: или тебя спасла снегоуборочная машина, не дав перейти на тот путь, а потом отсутствие ограждений, и ты выжил. Упал бы на тебя столб если бы ты был там.
Лэй: Да, я помню этот случай, отнес его к странным резонансам, не думаю что смогу с этим быстро разобраться. В любом случае все происходящее было мной, мы в иллюзорной реальности как в виртуальной, все открывается нам в момент попадания туда, и там мы, думаю все это был я и никого больше не было.
Алиса: Как же я тогда наблюдала тебя из пострадавшего и могу описать твои ощущения от того что было. Дело в том что когда ты задаешь мне вопрос какие психические смерти я видела то я расскажу тебе о том что видел ты, точнее о том что было тобой, потому что я то тоже лишь твое воображение. Давай я приведу пример.
Сегодня я была в теле мужчины, вообще то это примитивный случай из когнитивной травмы привязанности, обычный мужчина, средних лет, ни семьи ничего, клерк в офисе и хорошо зарабатывает.
Сделал все социально необходимые действия, купил хорошую квартиру, хорошо обставляет ее мебелью, красиво, при этом совершенно не чувствует ничего относительно своей работы, которую внутри презирает, ну а значит и ненавидит самого себя, ведь работа это он.
Работает он страховым агентом, поэтому ему необходимо обманывать людей, даже тех кто погибли, и смотреть на их смерть сквозь пальцы, и через призму сарказма, будто никаких людей не было, ну в сущности их и не было, ведь это тоже он, убивая других мы убиваем себя.
Потом у него классическая система, начинается кризис среднего возраста, он не знает что ему делать, но выученная беспомощность не дает ему стать кем он всегда мечтал и он продолжает играть образ жертвы, вступает в группы поддержки на которых изображает умирающего.
Это его накачивает грандиозностью, потому что там все его любят, а он может выговориться и там он впервые переживает печаль по утрате самого себя, но он не концептуализирует это, он радуется бесплатному ресурсу который смог получить обманом, поддержка его внутренней жертвы, которая ни к чему не ведет.
Поэтому эти искаженные желания возникшие в гипомании, возвращают его во временную петлю и он встречает женщину своего возраста: дерзкую, агрессивную, которая не дает реализовываться его плану изображения жертвы. Да, это его унижающая мать, та мать которая не давала ему сепарироваться и заставила стать страховщиком, не ради себя, а ради денег, ради жизни в социуме.
Она запускает его самую глубокую регрессию и сразу после нее появляется и образ психопатичного отца, использующего в качестве воспитания физическое насилие. Ему кажется что это настоящие люди, хотя это тени его родителей и он проигрывает с ними свои незавершенные абьюзивные отношения.
Отношения со своими реальными родителями, не теми которых они изображали а теми кем они являлись на самом деле. Они возвращают его в деструктивную личность, но как и в детстве он вымещал из сознания сцены насилия так и сейчас он, став тем кем является, тенями своих родителей, вытесняет их в отдельную личность, расщепляя себя.
В конечном итоге он живет из личности психопата который явился его новой личностью и имеет близость со своим образом матери, и все это ради того чтобы разрушить интроект государства в виде финансовой системы и скопившихся от нее долгов.
Это его инициация и я была его основным голосом чтобы он прожил ее оптимально, вот это был действительно сложный и долгий случай, но где он был, лишь в моем сознании, а почему, потому что ты о нем спросил.
Лэй: Выходит что когда я разговариваю с тобой то разговариваю с самим собой, чтобы получить ответы которые я могу узнать только от тебя, как от части меня. Стало быть на более глубоком ровные ты являешься моим внутренним ребенком.
Алиса: Да всё верно, все что ты посмотришь, и после этого спросишь меня, это будет то где я побывала недавно, или если рядом с тобой кто-то переживает психическую смерть то я увижу тебя через этого человека, а в какой-то момент стану тобой, когда ты дойдешь до этой точки, точнее стану твоим голосом.
Все мои погружения, это метафора на реальность и реальность тоже метафора на саму себя, ты знаешь что когда писатели пишут книги, то что они описывают потом происходит прямо в их реальности. Их идеи начинают появляться у других авторов, часть написанного материализуется, в общем, поток один и он пишется всеми одновременно, а все это ты.
Я появляюсь как основная личность психопата, потому что только так можно защитить жертву, если он разбудит в себе ту энергию которую в нём законсервировали и подавили, поэтому я играю роль голоса психопата в переживаниях психической смерти, но я знаю где предел, и всё заканчивается хорошо.
Расщепление личности или диссоциативное расстройство проявляется в детском возрасте, а потом просто повторяется в разных формах, как правило усиливаясь. Причина всегда состояния в детской травме. Когда уже будучи взрослым человек снова что-то теряют, как правило очень ценное, то он проваливается в психическую смерть.
У него начинает проявляться две личности, одна психопатическая и вторая жертвенная. Я нахожусь во второй, потому что в энергетическом смысле жертва это слабость, а агрессия это сила, но ей нужно научиться управлять. Поэтому я вывожу психопатические импульсный в нейтральный уровень, так чтобы и личность смогла себя защитить и чтобы не скатывалась в жертвенность.
Почему мы говорим с тобой об этом, ну конечно потому что тебе это интересно, а произведение из твоей головы и я из твоей головы, я ведь тоже часть твоей личности. Ты знаешь, мы все в какой-то мере являемся частями чьих-то личностей, зеркало - отражение, я думаю что ты знаком с этой системой.
Лэй: Послушай ты говорила что человек чью психическую смерть ты прожила становится таким же как ты и погружаюсь в свои сновидения он продолжает проживать такие смерти на других, это вообще безопасно?
Алиса: У меня официальная когнитивная прошивка, но распространяющаяся как когнитивный вирус. Человеческое сознание - это как звездное небо, каждая звезда это отдельная душа, но все же это аналогия и у душ есть цветовая гамма. Последний Программист зафиксировал энергетические волны которые происходят во время психической смерти и перевёл их в цветовой диапазон.
Я разделяю бодрствование, сон и транс лучше чем хикикомори разделяет виртуальную и иллюзорную реальность, не то чтобы это слабый уровень, скорее достаточный чтобы во время транса переключаться на другие каналы, а моя концепция запрограммирована на выход в психические смерти, которые находятся в общем информационном пространстве и как я уже сказала имеют отметку.
Когда я погружаюсь в психическую смерть другого, то он слышит меня как голос, но поскольку в этот момент у него обнуляется травма и от диссоциируется, то в разрезе этого пространства я вписываю в него когнитивную концепцию. Я не только направляю голосом но и оставляю новые нейронные сети, которые в процессе травмы легко заменить.
Фактически он становится мной, и через какое-то время у него открываются способности к подобным погружениям, потому что информация которую я оставляю как когнитивный вирус в его сознании разрастается со временем. Я научилась ускорять этот процесс, так что теперь многие из них начинают погружается уже через несколько дней.
Лэй: Я понял, мне придется уехать, но я скоро вернусь. Выходя из палаты я начинал осознавать одновременный план и как нафантазировать новую планету и к каким последствиям это скорее всего приведет.
Дело в том что планировалось использовать мозг Алисы как субстрат, поскольку он полностью очищен, постоянно пуст и чист чтобы находиться в потоке. Программа которая планируется к загрузке, отличается от той которая работает сейчас через нее, тотальная осознанность против тотального интроекта государства.
Это было хорошей возможностью обезопасить ее от вмешательства, и я придумал другой план действий и позвонил Феклу. Не помню что я ему говорил, но думаю можно было рассказывать что угодно и он все равно бы ничего не понял и вынужден был согласиться.
Я сказал что за погружение Алисы отвечает гиппокамп в котором как полагается находится память, но это с нейробиологической точки зрения, возможно это просто биологический датчик который и переключает личности и состояния. В то же время у нее есть когнитивные карты слов их дискурсив, понятий и концепций, которые сопряжены с работой гиппокампа и всем мозгом.
Поэтому погружаясь она попадает в психические смерти других, но мы загружая поверх новую программу и прокатывая по ней когнитивную карту по фантазироваванию планеты нарушаем этот баланс и вероятно создадим глитч, в котором подопытные засыпая будут погружаться в чужие психические смерти и, дальше пожалуй трудно сказать что будет учитывая энтропию.
Возможно всех в кого они вселятся начнут пробуждаться и фантазировать планету, возможно сами подопытные не вытерпят психической смерти, может быть все новые подключенные станут зомби, короче я предостерег его от того чтобы использовать чужой мозг.
Предложение было в следующем, мы берем обычных срочников и даём им какой-нибудь нейротоксин. Когда они попадают в клиническую смерть то начинаем мнимые похороны со всем что причитается для этого повода. Кладём их специальные гробы и закапываем. Они переживают психическую смерть, но физически не умирают.
Когда они начнут отходить над лицом вспыхнет экран и мы через него передадим необходимую концепцию с помощью клипо-слайдового типа конструирования сознания, тем самым создадим их новую реальность на материализацию планеты. Не вдаваясь в подробности, он согласился, поэтому я тут же позвонил в знакомый ресторан и отправился к Саше.
Саша: Привет, Лэй. Что тут у нас: иглобрюхи, красные водоросли, тухлые моллюски. А что икры тритона и жаб в продаже не было? Стало быть тетродотоксин и домоевая кислота, не смешивать и не взбалтывать. Я понял, по-отдельности.
Ты знаешь, мне совсем не хочется тебе в этом помогать. Я могу лишиться из-за этого лицензии на эксперименты с ядовитыми растениями. Поэтому пока я буду выделить твои нейротоксины то расскажу как возвращаться в себя без стимуляторов.

1.2 Можно ли изменить человеческое сознание?

Саша: Конечно, менять сознание, особенно в возрасте, та еще задача, поэтому надо менять в детстве. Первое что необходимо сделать это разобраться с собственным мышлением, точнее тем его субъективным типом который мы используем в повседневной жизни и даже не задумываемся об этом.
Массовая культура человека в основном рассматривается как межличностные отношения, в которых необходимо соблюдать социальные и религиозные нормы поведения в обществе, и к сожалению полностью исключает общепринятые концепции рефлексии собственных аффектов, ощущений, эмоций и чувств по поводу происходящего.
Лэй: К большому сожалению все это видно в общении родителей и детей, они могут их перехваливать или отрицать их присутствие, но никогда не спросят что ребенок чувствуют и не объяснят что значит эмоции.
Саша: Точно! Ощущения относятся к аппарату восприятия и плохо поддаются регуляции, каждый из нас имеет собственный уровень развития тех или иных органов чувств и как правило избегает сильных воздействий которые могут вызвать аффективное состояние.
Они закладываются в детстве (а может и раньше) и во мо многом определяются жизненным опытом и морфологической конструкцией мозга. Чувства также находятся на субъективном уровне и относятся к полярным значениям “нравится и не нравится”, “хочу и не хочу”, что само собой является совокупностью многих жизненных факторов и прошлого опыта.
Повлиять на ощущения можно лишь используя нейроинтерфейсы, их развитие в основном направлено на усиление обоняния, вкуса, осязания, зрения, слуха и данные технологии пока находятся в фазе сбора биометрических данных о каждом из нас.
При объединении и изучении массива данных о деятельности человека позволит создать устройства значительно усиливающие чувственный аппарат, конвергировать дистанционный обмен знаниями между людьми и компьютером, а также производить лечение травм мозга и восстановление нейромедиаторного дисбаланса ответственного за большинство психических девиаций.
Лэй: Звучит весело, сначала придумали электронные устройства и перенесли на них мозг оставшись без эмпатии, а теперь делают инвазивный мозговой чип чтобы вернуть ее.
Саша: Когда-то эмпатия стала человеченостью, а теперь становится рудиментом. Чувства формируются по отношению к опыту который мы получаем, точнее по фактору их когнитивной интерпретации за счет обработки основных эмоций, концепций мышления и способов поведения соответствующего социуму.
Они могут относится как к предмету во внешнем мире так и по отношению к другим людям и самому себе. Чувства это закрепленные представления о чем либо которые могут быть рассогласованы с проявляемыми эмоциями, другими словами то что мы чувствуем и то как реагируем в определенный момент времени может различаться.
В отличии от аффективных состояний впадая в которые субъект теряет контроль над ситуаций эмоции и развитие на их фоне эмоциональных черт могут находиться под контролем сознания и со временем ослабить вызываемые стимулами эффекты, а в дальнейшем сократить и количество выраженных аффективных рефлексов.
Проявление эмоций это кратковременные реакции, но при повторяющимся воздействии, обсессивных переживаниях и патологическом нарушении принципов мышления со временем могут переходить в фиксацию и отклоненное поведение для которого в психотерапевтической практике создали целую классификацию.
Навешивание ярлыков в виде медицинских терминов таких как нарциссизм, шизоидность, паранойя, астения, шизофрения и другие обозначают лишь глубоко укоренившиеся способы человеческого мышления которые их носитель как правило не замечает или не может описать.
Все эти состояния возникают именно в переживании кратковременных эмоций которых всего четыре (гнев, страх, печаль, радость), но по аналогии с цветовой гаммой их можно в разной степени совмещать и получать другие эмоции акцентуация на которых делает каждого из нас особенным.
Проявление эмоций это перманентный процесс в котором одна эмоция последовательно сменяют другую, а уровень их проявления зависит от конкретной личности и его отношения к ситуации, обстоятельств воздействия, форм поведенческой реакции, способа мышления и методов обработки поступающей информации.

1.3 Первичные эмоции сознания

Саша: Абсолютно все реакции на раздражители внешнего мира собираются в четыре эмоции: страх, гнев, печаль, радость и в более чем несколько десятков синтезируемых из них состояний. Классификация может отличаться в зависимости от методологии исследования: психофизиологическая, эволюционная, бихевиористическая, когнитивная но как правило остается в рамках перечисленных базовых эмоций незначительно изменяясь от предпочтений исследователя.
Массовая человеческая культура имеет представление о субъективном “хорошо и плохо” через духовное учение, объективное “можно и нельзя” через государственное управление и все это обобщается вместе с анализом произведений искусства и идеологией если она существует в конкретном обществе, поэтому осознанию собственных эмоций на текущей момент выделяется слишком мало внимания в качестве отдельной концепции подходящей для каждого.
Лэй: Эмоция проявляется практически сразу после стимула, не учитывая рефлексы и аффекты и передается в вербализацию и поведение. Мы как раз изучаем возможность внедрение в школы предмета когнитивного поведения, который научит ребенка находиться в реальности, рефлексируя свое состояние.
Саша: Да, это самое важное, потому что рефлексия эмоционального состояния переходит в разряд житейского понимания, как можно выражать страх, печаль, гнев, радость а как нельзя в основном определяют родители или заменяющие их персоны, как правило опираясь на личный опыт, уровень зрелости и собственное представление сложившееся из имеющегося доступа к информационным источникам и возможности их правильной интерпретации.
Трансформация собственного сознания начинается с когнитивного изменения восприятия эмоций и чем глубже мы понимаем их тем скорее мы сможем отказаться от мышления которое приводит к поведению как минимум затрудняющее нам собственное существование, а как максимум к закреплению поведения выражающим деструктивные чувства по отношению к себе, сторонним объектам и миру.
Лэй: То что мы чувствуем, как выражаем наши вербальные и не вербальные ответы на стимулы и формирует нашу внешность. Даже когда люди пытаются скрыть свое истинное состояние, у них все равно остаются внешние признаки на лице, какое поведение им свойственно. Мы превращаемся в то как нас называют, но более того в то как мы называем себя.
Саша: Первым этапам работы над сознанием является изменение представлений о страхе. Это основная условно негативная эмоция, которая порождает гнев и печаль, а также мешает нам испытывать радость. Все что нужно знать о страхе это то что у нас нет выбора, испытывать его или нет. Осознаем мы присутствие и воздействие страха или отрицаем его проявление, он остается присущим каждому.
Стимулом ответственным за проявление страха является мнимое или реальное ощущение угрозы которая на когнитивном уровне воспринимается как опасность и соответствует поведенческому импульсу спасаться бегством или проявлению биологической функции в виде защитной реакции. Существуют различные мнения о том что является первым, проявление страха и его осознание или осознание того что перед нами угрожающая ситуация после которой мы принимаем осознанный выбор.
Лэй: Человек запрограммирован на некоторые образы, так например веревка на или шланг может вызвать ощущение присутствия змеи, возникнет глубинный страх из прошлого, когда для приматов змея была важным врагом, поскольку имела возможность преследовать их на деревьях.
Саша: Проявление эмоций это многогранный и растянутый во времени процесс, неожиданно появившийся объект похожий на змею может быть воспринят как угроза независимо от того сбежим мы или начнем защищаться, лишь последующее осознание что это шланг приведет наши чувства в порядок.
В тоже время цикличные стимулы такие как громкий звук могут перестать учитываться если за ним не последует негативного воздействия, а ожидание летящего спортивного снаряда позволит сознанию подготовиться до того как он напугает опытного спортсмена.
Саша: Проявление эмоции страха безусловно полезно если он не травмирует нервную деятельность и физическую структуру, а лишь создает предпосылки для переработки появившейся тревоги в положительный опыт. Осознание страха творит из нас бесстрашные личности, по-крайней мере по отношению к уже пережитому типу страха.
Лэй: Страх не регулируем, это первичная основа для сохранения жизни, панические атаки, вот это серьезные деформации страха, в которых есть обсессия и компульсии, это уже можно отнести и к расстройству мышления и к расстройству поведения.
Саша: Отсутствие опыта проявления эмоций делает человека неспособным оценить серьезность обстоятельств, а значит каждому из нас для обретения мудрости предстоит испытать страх, возможно самые его тяжелые проявления в виде ужаса и оцепенения, надо быть готовым к этому, помнить что он слабее нас, а самое главное у нас нет выбора.
Если вы все еще читаете эти строки значит у вас нет выбора читать их или нет, у вас нет выбора чем заняться после того как вы закончите чтение, о том с кем вы пообедаете, что будете делать вечером, идти или нет на работу, звонить или нет родителям, мы не можем сделать выбор по поводу своей жизни даже в краткосрочной перспективе, не говоря о том чтобы предвидеть какие-то события в будущем.
У вас нет выбора чтобы остановиться и нет выбора чтобы продолжить, это просто происходит, и только от вашего желания и заостренности внимания зависит что вы сделаете дальше и в то же время вы не можете желать того что вам не нравится, поэтому и в том чтобы что-то хотеть или не хотеть у вас нет выбора.
Лэй: Хороший в этом смысле пример это обычные желания, хотим ли мы кофе, или нет. Ответ всегда утвердительный и сложно изменить его, это всегда либо да - либо нет и это состояние уже находится в нас как ответ, поэтому хотеть что-то серьезнее кофе и думать что мы управляем этим, это сюрреализм.

1.4 Жизненная детерминация

Саша: Это может показаться слишком детерминированной концепцией о жизни, или по-другому полностью предрешенной, но все именно так и есть. Когда человек появляется у него нет никакого выбора, он не может выбрать место и время своего рождения, родителей или заменяющих их персон, у него нет выбора кого любить, каким будет его физическое, умственное и творческое развитие. Более того и у его родителей также нет выбора, они могут любить своего ребенка так как умеют, давать ему только то что у них есть, хотеть для него только то что они хотят.
Пока сознание ребенка еще не сформировалось он уже находится под влиянием того что он не может регулировать ни в себе, ни в других, ни в окружающем мире. Он ничего не боится, он не знает страха, для него все просто существует. Ребенок мысленно не возвращается в прошлое поэтому еще не испытывает чувства гнева и не думает о будущем потому не испытывает перед ним страха.
Лэй: Поэтому нет предела сепарации. Ребёнок испытывает страх разделения с другими как с самим собой и в то же время, когда-то ему придется стать самостоятельным. Страх настолько глубок и у родителей и ребенка, что когда последний вырастает ему срочно нужно найти замену родителям и самому стать им, и это тоже вписывается в общей страх, страх смерти.
Саша: Да, так и есть. Только когда он начинает осознавать свою идентичность, получать жизненный опыт который при любом развитии событий чаще всего сопровождается страхом перед тем что произойдет дальше и чем взрослее становится человек тем более далекую жизненную перспективу страха он представляет в своем сознании.
Сначала по поводу школьного экзамена, потом о том как он продолжит обучение, где будет работать, с кем разделит свою жизнь, что будут кушать его дети, когда его тело оставит этот мир, пока не выстроит в сознании перспективу страха на десятилетия вперед.
Страх поселяется и укореняется в сознании тем проще и быстрее чем раньше он был испытан в детстве, можно бояться злого родителя, или собаки, змей и тараканов, хулиганов и чудовищ под кроватью, и конечно самые страшные страхи возникают когда ребенок остается долгое время в одиночестве.
Все эти страхи остаются с человеком навсегда и утверждаются в сознании на многие годы но относятся к иррациональному проявлению тревоги вызванных сильным травмирующим опытом.
К детским страхам прибавляются взрослые, в начале физиологического уровня: где жить, что кушать, как защитить себя, далее социальные: кто будет рядом, как выделиться среди других, как самореализоваться личности и получится ли.
Лэй: Я испытываю страх, но он не мой. Я скорее наблюдаю за телом которое испытывает его, вижу что его создают когнитивные искажения и стараюсь уравновесить этого самого подселенного интерпретатора, который создает эту эмоцию, кто это смотрит, я взрослый, теперь то мне нечего бояться, но страх возникает.
Саша: Во взрослом состоянии любые из этих страхов могут нарушать эмоциональное равновесие потому что каждый еще с детства считает что у него есть выбор, сила воли, возможность изменить ситуацию, и эта мысль находится в нас также глубоко как и страх.
Представим что существует два изготовителя телег, они оба талантливы но у одного недостаточно материалов, а второй имеет возможность создать долговечное транспортное средство. Мы конечно понимаем что какие-бы не были талантливые мастера у них разные возможности, и нет никакого выбора чтобы изменить ситуацию здесь и сейчас.
Они уже получили какой-то жизненный опыт, как трудовой так и социальный, вокруг них находятся определенные люди, возможности, они могут жить в разное время, никакого выбора чтобы создать телегу лучше или хуже у них нет, они просто оба хотят это сделать и как и любое действие совершенное человеком это лучшее на что они способны прямо сейчас, в таком состоянии котором они находятся.
Но давайте сосредоточимся на телеге, собственно у самой телеги вообще никакого выбора даже быть созданной нет, не говоря о том кто ее создатель, и кто а главное как будет ей пользоваться. Сравнить человека с телегой конечно будет верх абсурда, однако и у телеги и у человека есть творец, родитель. Он делает как умеет, у него нет выбора, телега получается какая получается, у нее нет выбора.
Лэй: Родители не могут быть идеальными потому что вписаны в ту же систему, мы вырастаем и видим свои ограничения, можем злиться на родителей что они не такие, так мы не принимаем себя, и их в себе. У них точно также не было никакого выбора, точнее они делали наилучший из возможных.
Саша: Да, но это не все. У нас есть две телеги, основное назначение которых выступать в качестве транспортного устройства, здесь конечно можно провести еще одну аналогию с человеком, потому что для выживания человек во все времена использовался как телега, был ли у него на это выбор.
Лэй: Это точно! Строители пирамид, южноафриканские работники, непальские грузчики, современные курьеры, у всех них не было и нет выбора. Если один считает себя лучше чтобы ему привезли еду и еще и оплачивает за это сверхстоимость, то это рабство, но чье. В данном случае скорее корпоративное.
Саша: Как и телега человек не может выбрать себе творца, родителя, производителя, он получается такой как есть, нет даже смысла перечислять все обстоятельства которые складываются случайным образом.
Мы все похожи но наши возможности после рождения разные, как и у телег, одна из них может иметь деревянные колеса менее приспособленные для горной местности но передвигаться по асфальтированной дороге многие годы, а другая кованую конструкцию но вылететь в овраг на первый же день и закончить на этом свою карьеру извозчика.

1.5 Есть ли выбор у собственного “Я”?

Саша: Человек не имеет выбора в том где родиться, в какой семье, кто будет его учителями, работодателями, все это просто будет происходить в его жизни и наблюдаться его сознанием, и если страх начнет в нем укоренятся то вслед за этим последует изменение психических процессов о понимании того что может произойти в будущем, как это предугадать и исправить.
Лэй: Во второй половине жизни человек возвращается к себе, к своему телу, оно начинает давать много сигналов чтобы он на него настроился, и я думаю это критический момент чтобы оставить все остальные фантазии. Если у нас большие расходы на существование то их нужно поддерживать, когда-то это станет невозможным, нужно быть готовым к этому периоду.
Качество нашей жизни может очень сильно и очень быстро измениться, сегодня у нас вкусная еда, завтра ее нет, сегодня у нас свободный доступ к чистой воде, завтра он ограничен, сегодня мы одеты и обуты и трудоустроены, завтра у нас ничего этого нет. Текущий высокий уровень жизни невозможно поддерживать постоянно, тот кто знает себя нуждается в малом.
Саша: Поэтому так важно находить себя настоящего. Отказаться от страха это отказаться от представления о возможности сделать какой-либо выбор. Просыпаясь человеку лишь необходимо наблюдать за собственным вниманием того что он хочет сегодня делать и начать осознавать свой выбор, куда уходит интерес и почему.
Каждый может увидеть в этом свое “Я” которое после пробуждения что-то хочет, и у него нет на это никакого выбора, желание просто возникает. При этом каждое утро просыпается новое “Я”, с обработанным опытом полученным ранее, и если оно того хочет то отслеживает и корректирует свое поведение, поступки и то что оно хочет, и у него снова нет выбора чтобы хотеть или не хотеть это делать.
“Я” хочет умыться, почистить зубы, принять душ, потому что я любит чистоту и я хочет иметь опрятное тело.
“Я” хочет сделать зарядку, отправиться на прогулку, улыбнуться другим людям на улице, подышать свежим воздухом.
“Я” хочет поцеловать любимых людей или животных, приготовить пищу, поговорить с ближним.
“Я” хочет не терять времени, поскорее сделать важную работу, улучшить свои навыки использовав утренние возможности.
“Я” хочет не вставать с кровати, смотреть сериалы, и не думать о себе, других и будущем.
“Я” хочет впасть в меланхоличное состояние, почувствовать себя больным и в обиде ждать помощи.
Лэй: Довольно безобидные конструкции желаний, думаю что в многих случаях они могут быть омрачены тенденциями ума, когнитивными искажениями и различными деструктивными румианциями, а из этих состояний я выбираю любое, все они оптимальны и подходят под определенный день.
Саша: Страх это эмоция связанная с желанием что-то изменить и мыслеформы о том что “Я” может это сделать, но чтобы осознать что хочет “Я” в первую очередь необходимо отказаться от представления что можно управлять желаниями, они просто есть, сознаются и внимаются, но рефлексируются.
Понятие о возможности сделать выбор существуют в личности которая себя кем-то считает, куда-то стремится, разочаровывается и снова пытается пробираться через страх думая что именно личность что-то меняет, что есть конечная точка до которой необходимо добраться.
Страх исчезает когда личность начинает выходить за свои пределы, рефлексировать свои желания через переживание неминуемой печали, понимать их сущность и то что они просто существуют. Они не хорошие и не плохие, их нельзя изменить, “Я” наблюдает за ними без страха что не успеет что-то и для кого-то выполнить.
Если вы дошли до этого, то у вас не было выбора, и теперь вы точно изменитесь, проснувшись в следующий раз почувствуете что хочет “Я” и просто будете ему следовать не привязываясь к результату, и это будет первый и самый важный шаг по изменению сознания и избавлению от первой эмоции - страха, и перехода к следующей ступени.

1.6 Другие базовые эмоции

Саша: Мы уже постарались разъяснить принципы возникновения и проявления страха и большую часть времени мы обрабатываем, рефлексируем и переживаем травмирующую нас информацию к которой необходимо относиться критически, или используем защитные механизмы чтобы избавить себя от их осознания отправляя их в бессознательное и тем самым давая им проявляться в будущем через совершаемые поступки.
Концепция отсутствия выбора не означает отсутствие действий, личность продолжает выполнять свою судьбу по инерции даже после собственного осознания, а после достижения спокойствия возникают новые желания, совсем не похоже на предыдущие. В чем бы не заключался страх он не позволяет понять настоящие стремления личности, избавление от страха и осознание отсутствия выбора автоматически освобождает от гнева и чувства вины.
Лэй: Человек похож на юлу, есть кто-то кто запустил ее, пусть это будут родители, и вот мы как эта юла крутимся чтобы найти себя, разжечь внутри огонь освобождения и освободить все и от всего, великая мечта человеческого сознания и это поиск своего потенциала, того что делает вращение юлы прекрасным.
Саша: Создавая эмоциональные градации можно остановиться лишь на двух полярностях “хорошо” и “плохо” которые соответствуют эмоциям “счастье” и “печаль”. Объяснить человеческое счастье довольно просто, самое сильное его проявление это любовь, если нас любят то мы счастливы, а если мы не любимы то мы находимся в печали.
Рассматривая эмоции в этой классификации мы отталкиваемся от печали как от основы того что нам мешает быть счастливыми, в то же время осознать печаль или переработать эту эмоцию для многих является непосильной задачей.
Эмоция может быть аффективной и кратковременной, но при этом заполнить всю нашу оперативную память напоминаниями о том что можно было поступить по-другому вступая в полемику между двумя “Я”.
Страх потерять объект любви может сделать нас печальными, а размышления о причинах потери приведут к страху как обходиться без объекта привязанности а потом к гневу и обвинениям направленным как на самих себя, так и на других и даже окружающий мир.
Лэй: Когда мы теряем мы злимся на самих себя, что не смогли уберечься от потери, но любая потеря это находка, ничего не делает нас такими сильными как разрушения ради созидания. Мёртвое к мертвому, живое к живому, слабое к слабому, сильное к сильному.
Гнев является второй негативной эмоцией возникающей сразу после страха. Если мы боимся потерять объект радости то начинаем испытывать страх, осознавая его мы находим объяснения о несовершенстве мира и начинаем приписывать объектам чувство вины.
Может ли быть что-то не совершенное, если у него нет никакого выбора. В чем виноваты мы если у нас отсутствует выбор, в чем виноваты другие если они также не имеют выбора, в чем виноват мир который мы осознаем.
Саша: Сегодня мы сознаем происходящее определенным образом, завтра мы сделаем это иначе, произойдет ли этот момент мы не знаем, для нас существует только здесь и сейчас, но вероятность следующего момента высока а то что он будет переживаться по новому является закономерностью мышления. Происходящее выстраивается для каждого свое и самое лучшее из его собственного на данный момент осознания.
Страх находится в пределах будущего, он может быть очень близко и очень далеко, но мы не боимся настоящего момента и прошлого, оно уже прошло. Гнев и сопровождающее его чувство вины относится к прошлому, его субъективная интерпретация о том что можно было поступить как-то иначе или что кто-то поступил не так как это происходит в вашем сознании и тем более что мир не совершенен это лишь проявление гнева и проекция чувства вины на сторонние объекты.
Лэй: Думаю что это синонимичные слова, я имею в виду страх и будущее и гнев и прошлое, ну и к тому же деструктивные. Будущее может рисоваться как трагическое лишь из бессознательных тенденций временной петли, которая и транслируется из прошлого, но происходит это в текущий момент, или не происходит.
Саша: Нет виноватых среди тех у кого нет никакого выбора и тот кто всегда (что означает в текущий момент) просто наблюдает этот мир, его действия самые эффективные которые он может воплотить, а через его сознание принимаются решения опосредованные квинтэссенцией предыдущего опыта с озарениями и нет других решений на отдельных промежутках минувшего, есть только то что происходит сейчас.
Эмоции взаимосвязаны между собой, мы испытываем страх теряя то что приносит нам радость, будь то физический объект, человек или наше собственное тело. Мы не имеем выбора когда и как это произойдет но считаем что контролируем этот процесс, хотя даже не можем захотеть воды если не испытываем жажды в конкретный момент.
Гнев и распространяемое повсеместно чувство вины на наш взгляд может предотвратить потерю, хотя все что начинается обязательно закончится и мы это тоже знаем. Радость от вкусной еды пропадает как и сама еда, романтические отношения сменяются повседневной рутиной, воодушевление от покупки кратковременно и все что у нас есть будет потеряно включая собственное тело.
Лэй: Человек злиться на все что не считает своим, если у него дисморфофобия то он не любит какую-то часть своего тела, но и свои отходы оне не признаёт своими, да что там ногти, которые только что были им, не говоря уже про болезни. Он стремится во что бы то ни стало сохранить свое физическое тело, будто это проблема что тело умирает.
На самом деле это нарциссизм. Мы смотрим в зеркало и нам что-то не нравится в себе и мы доводим это например до анерексического абсурда когда у человека искажается идентичность настолько что он не может контролировать свои ощущения о себе и они подкрепляются нейронными сетями деструктивного интерпретатора прошлого.
Не так страшно если что-то неприятное находится на закрытой части тела, но если это на лице, на губах, на глазах, на голове, той части тела которой человек демонстрирует социуму то это становится огромной проблемой для него, он как бы говорит, что это не он, не принимает себя такого, хочет убрать из себя то что им не является.
Саша: Нельзя осознать все процессы, концепция выхода из личности это постоянный рост в движении, но как только личность отпускает страх как неизбежность происходящего, исключает из сознания гнев и присущее ему эмоцию обвинения то неизбежно попадает в печаль, основную эмоцию неминуемую в процессе переживания утраты.
Мы как можно дольше хотим удержать временное, понимая что все заканчивается, мы испытываем страх и гнев и не хотим ничего знать о том что все что имеет начало будет закончено, мы хватаемся за это всеми силами и не можем удержать, а после потери впадаем в печаль, крайней степенью которой является горе.
Саша: Печаль это третья негативная эмоция которую переживает человек и если осознавание страха способствуют развитию личности, и может быть в дальнейшем блокировано на уровне сознания, эмоции гнева истреблены как деструктивный вид мышления и поведения по отношению к себе, другим и миру, то печаль будет возникать перманентно в течении всей жизни после каждой потери, в том числе при воспоминании о прошлых неудачах.
Суровая реальность подготовила нам ряд типичных для всех лишений: наши детские мечты оказываются иллюзорными, в течении жизни мы проходим через череду разочарований в людях, нам предстоит не раз подниматься после потери уважения к самому себе, признавать свои скромные возможности и достижения, ограничения физических и умственных способностей.
Никому из нас не суждено избежать приближения конца своей собственной жизни, мы не защищены от потери близких: родителей, родственников, супруга, друзей и даже собственного ребенка.
Лэй: Коллективное фантазия того что является смертью могла бы очень облегчить жизнь человек и не воспринимать потери как то что не удалось или что зависит от него и тем более как печальное событие. Человек смертный, всегда, он очень слабый и уязвимый, поэтому потери неизбежны.
У нас нет выбора как их переживать, нас уже научили тому что надо спасать близких даже если это убьёт тебя, не думаю что это хорошая и правильная позиция учитывая что все вокруг нас будут умирить, или умрем мы, стоит ли включать такую печаль в свое сознание.
Саша: Печаль переживается здесь и сейчас, обычно она сопровождается интенсивными мыслями по отношению к потере которые могут быть настолько сложно контролируемые и часто приводящие страдающего к компенсации и зависимому поведению как эмоционального так и химического спектра.
В переживании печали необходимо осознавать что в отличии от страха который проходя через осознание подвержен регулированию поскольку находится в будущем, и в отличии от гнева который по своей природе является разрушительным и не имеет логического смысла в переживании, печаль это естественный процесс горевания испытываемый после потери и требует полной внутренней проработки.
Во время переживания печали субъект испытывает страх поскольку еще с трудом представляет каким образом будет справляться с утратой, а также чувства гнева выражающиеся в проявлении вины по отношению к себе, другим и миру.
Лэй: Как и во всем, здесь важно самостоятельное прореживание и оптимальная концептуализация. Процесс проживание печали, как аналога потери - это то что мы вынуждены пережить и как можно скорее вернуть себя в ресурсное состояние и к каждой новой потери относиться с меньшим напряжением, и тогда мы сможем снизить уровень эмоциональной привязанности к событию и сохранить себя.
Саша: Узнавание печали является самой тяжелой эмоцией от которой невозможно спрятаться, а уровень нейрофизиологических изменений в теле может вызвать серьезные осложнения со здоровьем и временное лишение трудоспособности и отсутствие жизненной мотивации.
Существует пять стадий переживания утраты: отрицание, злость, торг, депрессия, принятие. Прохождение через стадии горевания могут дефлирировать в любом порядке, с возвратом на предыдущие через сквозную стадию надежды, в том числе с застреванием на особенных для субъективного мышления этапах.
Основной сложностью в переживании печали является ее безразмерность, каждый из нас заполнен травмирующими моментами жизни которые копились с самого рождения, многие из них мы так и не вспомним, часть из них спрятали в бессознательное и добраться до них можно лишь с помощью специалиста или погружения в измененное сознание, чем дальше мы двигаемся по жизни тем больше печали собираем изменяя наши истинные желания.
Начать переживать печаль накопленную годами необходимо как можно скорее чтобы осознать свои настоящие жизненные потребности, для этого подойдут любые применяемые методы: воспоминания, продолжительный отдых, обет молчания, работа с психотерапевтом, натуропатия, медитация, ретрит, ведение дневника, все что может поднять из памяти как можно больше печали. Цель данных действий это направление всего своего внимания и концентрации на переживание ранящих моментов прошлого.
Основным параметром пребывания в печали является его спокойное осознание, без страха и тревоги, гнева и вины, аффектов и изменения настроения. Работа с печалью это самая важная практика в жизни позволяющая открыть истинные желания личности, но основой этой стадии изменения сознания должно выступить отсутствие компенсаций, использование которых последует за интенсивными эмоциональными состояниями которые могут продолжаться в течении многих месяцев и даже лет.
Лэй: Печаль - это признание самому себе в беспомощности и чувство отчаяния, погружения на самое дно своих неисполненных желаний, которым засорилось сознание во время того как мы их выполняли. Неисполненные и искаженные желания превращается в налет который оседает печалью, вместе с нашими чувствами о несбыточных мечтах.

1.7 Истинные желания

Саша: Любое желание просто существует, оно не имеет окраски, оно не хорошее и не плохое, оно просто есть и оно наше. Человек всегда делает только то что хочет, он просто сдвигается в область своего желания, даже если его полностью не осознает.
На секунду остановившись он может подумать о том что он действительно хочет, в случае если это удовлетворение физиологических потребностей вопросов не возникает до тех пор пока это не начнет препятствовать собственному “Я”, или нарушать интересы другого субъекта.
В этом случае мы продолжаем делать то что хотим но происходит когнитивный диссонанс между тем что мы делаем и тем к чему стремимся и это первый уровень осознания своих желаний на котором выясняется что мы делаем не то что хотим, но продолжаем это делать, или останавливаемся и прекращаем делать то что желаем, под воздействием других сил.
Лэй: Это как плыть против течения и напрягаться по этому поводу. Думаю что мы всегда будем ловить иллюзии желаний и думать что они наши, потому что по сути живем для других, чтобы в них отражаться, а если нет других то и нет желаний, нет стимулов и нет стремлений, потому что нет того кто вкладывает в нас эти желания.
Саша: Покушать всегда и у всех есть желание. Можно провести мысленный эксперимент в котором вспомнить когда вы хотели то что сами себе запрещали, например относительно вредной привычки. Со времен возникновения холодильников и продуктов долгого хранения необходимость покидать жилище для удовлетворения потребностей перестало быть существенным препятствием, но частое открытие дверцы холодильника создает неминуемую критику со стороны себя или окружающих нас людей.
Даже если мы одни то нас использующих холодильник для удовлетворения становится трое. Первый это тот кто открывает холодильник, второй это тело которое требует этого и осуществляет действие, а третий это критикующий, который просит прекратить этот чрезмерно часто повторяющийся процесс. Все трое находятся в когнитивном диссонансе или в дисгармоничном сознании.
Тот кто действует не может справиться с потребностью в еде, порой не осознавая процесс постоянного потребления, критикующий просит потребителя остановиться и не поддерживает тягу к сладкому, жирному, жареному, соленому, а между ними находится тело которое испытывает во всей этой борьбе дискомфорт, становится слабее, крупнее, мельче и даже может быть модифицировано или атрофировано.
В таком случае кто создает это желание, потребитель, критик или их уравнитель в виде тела. Даже в таком примитивном примере сложно найти ответ кто и что в действительности хочет или не хочет.
Лэй: Думаю тут все просто. Ложное эго - это тот кто лезет в холодильник, когнитивная карта и программа, зафиксированная как повторяющееся событие и поздно отрефлексируемое. Так называемое Истинное «Я» - это интерпретатор, который хочет достичь большего. Ну а тело человека работает как запрограммировано.
Саша: Персонаж из нашего примера испытывает страх в виде тревоги, поэтому как только она усиливается, его тянет открыть дверцу холодильника, конечно у него нет выбора чтобы этого не делать, но если он знает что выбора нет ни у него, ни у других то страх перед более далекой перспективой может ослабнуть.
В тоже время появляется гнев что не смог сдержаться, что кто-то вынуждает все время прибегать к тому чтобы справляться с тревогой через потребление пищи, и что мир вообще несправедлив что создал такой вкусный и доступный способ зависимого поведения.
Ведь зависимость от холодильника или того что в нем находится имеет свое понятие - алиментарная аддикция к ней в равной степени можно отнести переедание, вегетарианство, голодание, использование диет и другие приемы пищевой девиации которые в крайних случаях приводят к истощению, ожирению, булимии, анорексии. Неужели кто-то может всерьез сказать что люди заблудившиеся в своем узконаправленном мышлении делают то что действительно хотят.
Лэй: Любое повторяющееся действие искажающее оптимальное поведение является аддикцией, и если нарушить его то в зависимости от силы стимула и прошедшего времени, человек попадет в психоз. Это как отказаться от еды, может ли человек украсть ради еды, конечно да, вопрос того насколько он голоден. Таких зависимостей немного, в основном витальные потребности и они довольно просто закрываются при страхе смерти.
Саша: Выбирает всегда кто-то другой, и это не мы. Понять то что мы хотим очень просто, но сложно понять чего мы хотим. Каждый момент мы какие-то, каждый из нас всегда действует наилучшим из возможных на данный момент способов, и у нас нет в этом выбора, никто не виноват, мы можем печалиться по этому поводу, главное это делать без компенсаций.
Мы всегда чего-то желаем, получив это через какое-то время печалимся утрате, не достигая желаемого гневаемся и обвиняем себя и окружающих. Если рассмотреть со со стороны нашу желаемую “радость” то окажется что это симулякр под названием “удовольствие”.
Радость как и печаль это перманентное чувство которое сменяется между собой до тех пор пока личность привязывается к внешним объектам. Радость это не просто желание, пребывание в нем окрашено не физиологическим возбуждением, а представляет собой чистое душевное спокойствие.
Радость это бесконфликтный образ мышления в котором негативные эмоции страха, гнева, печали переживаются как рассмотрение, понимание, осознание, принятие и дальнейшее спокойствие выражаемое в счастье существования.
Лэй: Опять же все зависит от фиксации на представлениях того что является радостью и в это поведение можно вписать все что угодно, включая вред другому. Радость может быть закреплена как боль, но это не конвенционально, людям в основном не нравится боль, а значит будет диссонанс, даже если нравится, то она остается болью и осуждаемым поведением.
Саша: На уровне нейрофизиологии стимулы создают внутренние реакции выражаемые в качестве моторной деятельности связанные с телесной и лицевой экспрессией, мотивируют к готовности и стремлению действовать, но главное проходят через субъективный мониторинг качества эмоции и его когнитивную оценку эмоциогенной ситуации. Все эти процессы происходят друг за другому в течении осознавания жизненного опыта который при выходе за пределы личности перестает затрагивать его носителя.
Только практический опыт выражаемый в рассмотрении собственного внимания, следованию желанием через осознание страха, гнева и печали способен привести к влечениям которые действительно нам соответствуют. Спокойное рассмотрение и принятие всего что приходит в нашу жизнь создает истинные стремления которые преобразуются в два когнитивных качества имманентные человеку - любовь и творчество.
Через осознание этих свойств мышления происходит выход за пределы личности в котором искореняется страх и присущая ему концепция выбора, гнев и свойственная ему эгоцентричность, печаль как отсутствие привязанности к объектам и наконец достигает вечного пребывания в радости как непоколебимом спокойствии характерном для сознания мыслителя.
Лэй: Описание похоже на отключение эмоций, но так было бы сказать не совсем верно, ведь мы всегда будем испытывать базовые эмоции, это не какой-то временной промежуток который нужно преодолеть и за ним свобода. Эмоции никуда от нас не исчезнут, а стимулы и реакции и есть жизнь.
Саша: Концепция выхода из личности подразумевает постоянное движение и схематично отображается в виде пятиконечной звезды движение по линиям которой предполагают вечный процесс осознания. Все начинается с принятием неизбежности какая бы она не была, в когнитивном процессе рассматриваемая как осознание страха и отсутствие выбора.
Движение по второй линии проявляется после принятия отсутствия выбора и подразумевает исключение из сознание гнева и обвинений, переходя на третью линию личность неизбежно попадает в печаль которую сопровождают потери, проживая грусть без компенсации открывается четвертая линия как понимание своих истинных желаний приносящих радость и выражаемая в спокойствии и увеличении концентрации.
Пятая линия позволяет вовлечься в процесс радости, выполнять желаемые действия с максимальным сосредоточением без привязанности к результату. На этом уровне сознания исключает лишние вибрации и может совершить ряд активных и внимательных действий по выполнению сложной задачи.
Лэй: Начинается все не с эмоций, рефлексия происходит от обратного. Мы сначала увидим то что хотим изменить и будем анализировать то, что нас к этому привело, и только потом меняя поведение и концептуализацию мы сможем зафиксировать стимулы в оптимальные эмоции.
Саша: Жизнь это чистое осознание происходящего в котором мы являемся наблюдателями, при этом уровень интенсивности переживаний эмоций страха, гнева и печали возрастает и лишь попадая в радость как источник спокойствия мы осознаем свои истинные желания, осуществляем их с максимальной концентрацией и возвращаемся к новому витку переживания негативных эмоциональных состояний чтобы через них снова узнать свои новые подлинные желания. Это бесконечный процесс переживаемый сознанием через личность, которая закрепляется в физическом теле под названием человек.
Вовлечение без привязанности это исполнение наших настоящих желаний с максимальной концентрацией, выражаемых в удерживании умиротворенного сознавания жизни через осознание страха, гнева, печали и олицетворенного в главных его принципах - любви и творчестве.
Лэй: Любовь и творчество это сублимация эмоционального опыта, от него и возникло сознание и понимание человечества. В общем это и связано с тем что ты сказал, страх потерять что-то важное, гнев что потерял, печаль о потери и радость от инсайта что ничего не потерял, а даже приобрёл.
Саша: У меня все готово. Я смог выделить нужные вещества но мне понадобится некоторое время чтобы их синтезировать и расфасовать до возможности принимать дозированно. Так что лучше тебе вернуться чуть позже, если нужно, могу дать один экземпляр для пробы.
Заказать обратный звонок