Роль покинутости в травмах родительской привязанности — Когнитивное программирование сознания
Роль покинутости в травмах родительской привязанности
Страница автора

01\ Роль покинутости в травмах родительской привязанности

01\Роль покинутости в травмах родительской привязанности

1.1 Концептуальной роль жизни и смерти в индивидуации личности

Жизнь - это испытание которое проходит несколько периодов ассимиляции и разделенности. В младенчестве чувствуется полное слияние и зависимость от окружения, потом происходит период сепарации и адаптации к новым условиям и каждый новый жизненный период имеет болезненные состояния психологического взросления личности, которое в конечном итоге приводит ее к ощущению постоянства и вечности.
В жизни всегда присутствует чувство смерти и мы осознаем что переход от одного жизненного цикла к другому сопровождается беспокойством и испытаниями, расставаниями и потерями, а чтобы приобрести целостность и спокойно принимать жизненные препятствия человек двигается к психологической зрелости, которая во второй половине жизни способна приобрести устойчивое и равновесное состоянию сознания.
Застревая в прошлом человеку сложно преодолевать настоящее и двигаться в расплывчатое и неизвестное будущее, а проживая критические жизненные периоды человек меняет образ самого себя, переориентируется в жизненных ценностях, открывает свое Истинное «Я» и меняет профессиональный и социальный статус на индивидуальный, как правило более приземленный и свойственный конкретной личности.
Потеря близких пробуждает в человеке стремление к смерти и вместе с этим утверждает значимость собственной жизни приводя к трансформации и борьбе между самыми важными в дискурсе человека понятиями: «жизни» и «смерти». В переходных периодах жизни состояние сознания погружается в пустоту, меняется способ дальнейшего существования и в то же время нет никакой ясности относительно будущего.
Одним из самых захватывающих жизненных путешествий личности является середина жизни к которому человек приходит в критический период своей зрелости. В это время из бессознательного начинают вырываться позывы к внутренней трансформации, любви, творчеству и в самом лучшем случае, проходя через период индивидуации человек завершает свой жизненный поиск и настраивается на равновесное состояние в котором он принимает свои ограничения и спокойно ориентируется на неизбежность окончания своего существования.
Поиск Истинного «Я» в середине жизни - это архетипический процесс свойственный любому человеку, и погружение в беспокойство и боль от надвигающихся и уже происшедших потерь пронизывает жизнь, которая через переживание утраты вновь становится мягкой и свободной как в младенческие годы.
В процессе индивидуации личности, человек оставляет в прошлом жизнь которую как ему кажется он любил и которой был неожиданно лишен. В эти периоды грандиозность сменяется реальностью, падает самооценка, а отвращение к себе и собственной жизни погружает человека в психологическую депрессию у которой никак нельзя прощупать дна.
В периоды потерь и утрат человек становится слабым и враждебным, он теряет самообладание и направление движения, начинает относиться с цинизмом и безразличием к жизни, которая в конечном счете приводит к одному из вариантов развития событий: полному опустошению и деградации или принятию и началу новой, еще более счастливой и осознанной жизни.

1.2 Первые жизненные потери и утраты

Потери начинаются с покинутости и отвергнутости, психологически или физически брошенные дети испытывают еще большие трудности в восприятии происходящего и именно нарушение детско-родительских отношений является первоочередной травмой которая транслируется в дальнейшую жизнь и порой становится настолько невыносимой что приводит к аутоагрессии и суицидальному поведению.
Травма родительской привязанности формируется на доконцепутальном уровне, в это время ребенок не способен осознать происходящего, страх потери и тем более сама потеря оставляет в нем след который формируется как представление о собственной ничтожности и именно так воспринимают это дети родители которых оказались эмоционально нестабильными, неожиданно исчезли или совсем отсутствовали.
Чтобы защитить себя от разрушения, ребенок способен эмоционально отстраниться от жизни, в прямом смысле запретить себе чувствовать свои эмоции и закрыться от значимых других, проживая опустошенную жизнь до лучших времен, пока через десятилетия развития не начнут осознавать что жизнь так и не становится счастливой, а значит предстоят новые изменения и трансформация личности.
Не находя эмоциональный приют в себе, общественной и профессиональной деятельности, отстраняясь от своих чувств и не принимая чувств других, уже взрослый но такой же несчастный человек стремится сдерживать свои эмоции в бессознательно поставленных рамках существования, чтобы не соприкасаться с ощущениями которые были травмированы детством.
Потеря первичного объекта любви в физическом смысле, является серьезнейшей травмой для ребенка, но и отсутствие эмоциональной близости с детьми и семейно-социальное приспособленчество оказывает неизгладимые изменения в жизни детей. Требования и ожидания которые проецирует на ребенка семья и общество. отгораживает его от собственных чувств и они консервируются в бессознательном, выплескиваясь в течении жизни как девиантное и делинквентное поведение.
Взрослея, человек с нарциссической травмой начинает сталкиваться с непреодолимыми трудностями, он тяжело переживает отвержение и сам не имеет способности привязаться к другим. Такой человек находится в поисках ответов на неизвестные самому себе вопросы и в какой-то момент начинает ощущать связь между своим поведением и его детством, встречает символы указывающие на причины его депрессивных состояний и становится на путь собственной индивидуации.

1.3 Последствия искажения чувственного восприятия

В детском возрасте активно формирующийся комплекс эмоций сопровождающийся эмоциональной или физической брошенностью закладывает в ребенке неуверенность в собственных чувствах. Испытывая боль от покинутости дитя не имея представления о том что в действительности происходит и вынужден по своему интерпретировать наблюдаемое и чтобы сохранить себя, отказывается от переживания разрушающих эмоций.
При оптимальной сепарации от родителей весь спектр базовых эмоций (страх, гнев, печаль, радость) достойны на выражение, а эмоционально настроенные на ребенка взрослые позволяют и разъясняют что именно они означают в моменты интенсивного их проявления.
Вчувствование в индивидуальный темперамент ребенка дает разрешение на проявление страха когда ему угрожает опасность, гнева когда что-то происходит не так, печали при неизбежных потерях и утратах, и конечно радости когда все получается и хочется снова и снова познавать необъятный мир.
В течении взросления в ребенка закладывается начальное представление о страхе и его различии с беспокойством и тревогой, гневе который является лишь помощником страха и переживании печали и радости как основных полярных эмоциях которые на самом деле однозначны, поскольку происходят спонтанно и независимо от нас, хотя и имеют разные спектр эмоционального напряжения.
Взрослые уже хорошо могут предопределять чего действительно стоит бояться и принимают активные решения спасаться бегством или отражать страх, гнев рассматривается как нежелание смириться с реальностью и мнимым всемогуществом, печаль принимается как неотъемлемая часть жизни с пониманием что все заканчивается, и даже радость рассматривается не как преследуемый объект, а как равновесное и спокойное состояние созерцания за происходящим.
В социуме эмоциональному развитию детей не уделяется времени и в самом начале ребенок проявляя эмоции спонтанно фиксируется в рамках поведения необходимого взрослому без каких-либо объяснений. В конечном итоге ребенок не имеет представления о том что такое эмоции и как они испытываются, а при эмоциональном или физическом дисфункциональном отзеркаливании в близких и обществе он отказывается от своих чувств и компенсирует внутреннюю пустоту аддиктивным поведением которое позволяет ему не жить, но функционировать.
Взрослый человек с травмой привязанности, к которому можно отнести большую часть людей (учитывая повторяющиеся шаблоны мышления и поведения) становится функцией в механизме семьи и общества, отгораживается от своих чувств приспосабливаясь к окружению и отказываясь от себя, сначала на ментальном уровне, а потом и на физическом, это выражается в агрессии и ярости направленной на себя, других и мир.
Самоорганизующаяся модель социума под влиянием инжиниринга сталкивает между собой дисфункциональные личности которые никак не могут найти общий язык поскольку коллективная концептуальность о наличии базовых эмоций и способов их переживания попросту отсутствует.
Эмоциональная энергия растрачивается впустую, ведь находясь в постоянном страхе физической смерти и позволяя любые способы удовлетворения потребностей через проецирование гнева на других и запрещая себе почувствовать печаль стремясь к перманентной радости, оборачивается психосоматическими последствиями которые вместе с нарушенными биологическими ритмами дыхания, питания и отдыха является основной всех болезней человека.
Даже в таких казалось-бы безвыходных ситуациях существует возможность к изменению, которые начинаются с поиска смысла, позволяя переживать свои чувства, а в дальнейшем распаковать бессознательное чтобы перепрожить травмирующий опыт и начать прислушиваться к своему телу, которое в дальнейшем становится компасом сначала для установления собственного равновесия, а затем и притяжения соответствующего нашему уровню окружения.

1.4 Роль осознания переносов и контрпереносов в индивидуации

Осознавая свои настоящие эмоции, а вслед за ними истинные желания личности, человек сталкивается с напряжением и непониманием внутри своего окружения. Безусловно, личностное развитие и его динамика это индивидуальный процесс со своей скоростью и близкие могут не разделить его одномоментно продолжая переносить на осознающего свои проекции. В данном случае понадобится внимательное прислушивание и вчувствование в партнеров по коммуникации с целью правильной интерпретации реакций контрпереноса.
Чтобы добраться до непрожитых чувств партнера по общению необходимо иметь достаточный опыт понимания почему на осознающего обрушивается критика и кому из опыта общения коммуникатора она принадлежит. В детстве ребенок наблюдает за окружением и если оно негативно на нем отражается то в будущем даже при отсутствии в нас таких качеств коммуникатор переносит их на нас.
Контрперенос - это чувства которые мы испытываем когда отправитель видит в получателе бессознательное отражение фигур прошлого, и последний испытывает по этому поводу эмоции соответствующие этим фигурам о которых обоим коммуникаторам известно, или проецирует свою личную неотрефлексированную историю жизни которая отзеркаливается обратно.
В общении всегда есть более осознанный коммуникатор который по аналогии с психотерапевтической работой берет на себя ответственность по сглаживанию конфликтной ситуации, фиксирует проецируемые переносы и не позволяет себе произвести дисфункциональный контрперенос, чтобы смягчить конфликтную ситуацию и вывести ее в дружелюбную и спокойную обстановку.
Осознание проявление своих эмоций в текущем моменте - это начало в индивидуации личности вслед за которым человек начинает погружаться в свой ранний травматический опыт который не имеет границ и продолжается в течении всей жизни. Открытие своих чувств благотворно влияет на жизнь и выравнивает отношение с близкими, открывая для себя более осознанное окружение и проживание действительности.
Опасность запаянных в бессознательном чувств и эмоций заключается в несоответствии желаний которые появляются из мнимого эго и не соотносятся с Истинным «Я». В середине жизни человек приспособившийся к функционированию начинает все чаще погружаться в депрессию, у него возникают спонтанные суицидальные идеации, жизнь теряет свои краски и порой он не в состоянии понять что это вырывается из его Самости, которая стремится к реализации, а все разрегулируемые действия, как бы далеко они не были спрятаны продолжают проявляться в мышлении и поведении искажая эмоции и ухудшая качество жизни.

1.5 Разрешение на переживания всего спектра эмоций

Отсутствие концептуального взгляда относительно собственных эмоций создают новые эмоции в которых человек опасается проявлять их или вообще не понимает что он чувствует, и в том числе не может их объяснить. Когда появляются эмоции, особенно если они являются негативными или другими словами эмоции которые запрещали выражать в детстве, создается впечатление что с ними нужно что-то делать.
На самом деле не существует негативных или позитивных эмоций и их выражение зависит от индивидуально детерминированных событий прошлого в которых они были запечатлены и концептуализированы. Основная эмоция страха за которой всегда скрывается страх смерти это бесконечное вхождение в динамику жизни где архетипические испытания зависят от зрелости и которые каждый человек переживает в течении жизни индивидуальным образом зависящем от уровня самосознания.
Своевременное выражение чувств гнева и даже ярости, раскрепощает личность и дает выход накопившимся эмоциям которые запрещали выражать и при наличии травмы родительской привязанности они могут быть направлены как на самих себя так и на окружение.
В процессе индивидуации человек начинает сознательно выражать свое недовольство и испытывать ощущение освобождения, ну а в самых сложных случаях порывы неистовой ярости происходят в процессе терапии, чтобы не затрагивать чувства других.
Эмоции печали и скорби преследует нас с самого рождения и боль по утратам и переживание потерь через слезы - это путь к исцелению. Своевременное и сознательное испытание страха, гнева и печали приводит личность к условно перманентной радости или по крайней мере к свободе выражения эмоциональных состояний независимо от контекста, но с поправками на принятие этих эмоций окружением.
Приспособление к семейным ценностям, государственным и религиозным правилам считается основой становления общества, но люди с эмоциональными травмами привязанностями скорее «живые» чем «мертвые» и предъявляемые им требования все чаще становятся непостижимыми и ломают личность приводя ее к саморазрушению или агрессии против социума.
Другими словами конформизм оборачивается против самих себя и снятие защитных механизмов и проявление своих чувств через социальное и приемлемые хоть и не всегда одобряемые формы проявления эмоции, являются основой улучшения качества жизни.
Здоровое общество - это здоровые отношения между партнерами, здоровые отношения между партнерами - это здоровые отношения между детьми и родителями в частности ребенком и матерью которая все чаще испытывает на себе давление патриархального общества, и выражая свою идентичность сталкивается с неприятием создавая дополнительное напряжение отражающееся на детях.
Социум в котором маскулинность и присущие ему интеллект и рациональность ущемляет феминность с ее чувственностью и эмоциональностью транслирует в будущие поколения черствость и ригидность заливая фундамент обращения с человеком как с функционалом от которого требуют определенных действий в рамках заложенных парадигм, расширяя спектр психических заболеваний и снижая возраст людей обращающихся за психологической поддержкой.

1.6 Роль матери в травме родительской привязанности

С самого рождения ребенок нуждается в постоянно опекающем его взрослом и полностью зависит от него для удовлетворения витальных потребностей в воде, еде и доме. Развитие эмоциональной травмы привязанности основана на отчуждении от ребенка и способности матери удовлетворить его эмоциональные и физические потребности отражая в нем спокойствие и уверенность в постоянном контакте который в раннем развитии является симбиозом, поскольку ребенок полностью отождествляет себя с опекуном роль которого лучше всего может исполнить его собственная мать.
Отсутствие матери, дисфункциональное присутствие и даже долго отлучение от ребенка с полным возвратом к полноценному контакту, причиняет ему неизлечимую травму и создает индивидуальный психологический узор, а отслеживание собственных психологических состояний и их регуляция остается с человеком до конца его жизненного пути.
Наблюдая за агрессивными взрослыми имеющим искажающие представление о мире мы забываем что за каждым из таких случаев стоит травма привязанности полученная в детстве, а обвинение в таком поведении погружают личность на в детские неосознаваемые состояние которые приводят к пограничной и психотической динамике жизни.
Тотальное понимание и принятие эмоциональных травм близких нам людей, сочувствие и сострадание к их прошлому, является залогом сознательной рефлексии нарциссической личности к которой она стремится всю жизнь и одновременно отвергает любую помощь, не признает своих ограничений и особенностей использую различные защитные механизмы не позволяя себя снова разрушить себя как это произошло в детстве, когда была утрачена физическая или эмоциональная связь с матерью.
Гармония в развитии личности ребенка начинается с понимания особенностей темперамента и физических особенностей, вчувствования и вдумывания в проявления его эмоциональных состояний и все же на этом не заканчивается.
Травма привязанности может проявляться как отсутствие эмоциональной связи, личных особенностей и даже структуры полей головного мозга которые передаются из поколения в поколение вместе со специфическим проявлением обусловленным семейными ценностями и общественными парадигмами мышления.
Мать ребенка независимо от его особенностей заинтересована в окружении своего продолжения заботой и защитой, эмоциональной и материальной безопасностью в которой нуждается дитя, и которому в первые три года жизни крайней нежелательно разлучение с матерью даже в самых сложных жизненных ситуациях.
Разрушение симбиоза между ребенком и матерью более чем на месяц, вызывает в нем анакликтическую депрессию которая поражает самое важное в жизни человека - желание жить, и выражается в полной угнетенности перенося ее во взрослую жизнь, заменяя жизнерадостность и устойчивое полноценное развитие, значительно ухудшая качество жизни и создавая неопределенные условия существования для следующих поколений.

1.7 Эмоциональные и физические последствия травмы привязанности

Острый синдром покинутости в ранние годы жизни ребенка выражается в общей эмоциональной и интеллектуальной недоразвитости и влияет на дальнейшее становление личности. Разлука с матерью ровно как и ее отсутствие выражается в постоянных протестах в виде плача и психомоторных беспокойств к которым подключаются проблемы с питанием, ухудшение качества сна и тяжелое перенесение естественных для человека заболеваний которые впоследствии становятся хроническими.
Продолжительная материнская депривация постоянно усиливает психосоматические расстройства ребенка которые приводят к тяжелым случаем фрустрации нарушающих способность к выживанию и тяге к продолжению существования, а при взрослении начинает выражаться в глубоких депрессиях, аддиктивности, самоповреждении и криминальному поведению.
Дети с глубокой травмой привязанности ограничивают свои потребности до минимума и уходят в себя внутренне смиряясь с неосознаваемым происходящим постоянно ухудшая качество эмоционального интеллекта и затрудняя коммуникацию с другими людьми. В критических случаях это выражается полным отказом от чувств, в лучшем случае приспосабливаясь к очень тяжелой жизни полной происшествий которые создаются деструктивным бессознательным, продолжая вырываться в девиантные и неосознанные поступки.
Мать и дитя испытывающие зеркальную любовь и радость от симбиотических отношений находят в друг-друге полное удовлетворение, ребенок для такой матери является гордостью которая отражается в нем и распространяется качестве базового чувства безопасности на общее окружение, создавая естественную картину мира существование в котором, становится необычайным путешествием дающим силу принимать дальнейшие жизненные обстоятельства независимо от глубины эмоционального погружения испытаний которых приготовила жизнь, благодаря высокой самооценке отраженной в матери.
Независимо от причин по которым мать пропала из жизни ребенка, это наносит эмоциональную травму и провоцирует печаль погружая его в первые депрессивные состояния переживания утраты. Мать может быть эмоционально и физически отсутствовать по причине ее болезни или болезни малыша и такое положение непременно вызовет депривацию, которая ослабевает после воссоединения и в эти непростые моменты ей предстоит серьезная работа по исцелению его эмоционального состояния которое, чаще всего переходит в психические расстройства и физические недомогания.
В частичной депривации ребенок сталкивается с неприятными ощущениями при неоптимальной сепарации, а полная материнская депривация возникает при болезни или потери матери, ее полном отсутствии или помещении ребенка в детский приют.
Потеря первичного объекта любви ведет к нарушению стабильного развития личности, а повзрослев такой ребенок уже не способен устанавливать функциональные отношения между людьми, находится в перманентно тревожном состоянии и чрезмерно зависим от близких или напротив избегает привязанности создавая вокруг себя призрачную самодостаточность.
Дети чьи отношения с матерью в ранние годы жизни имели эмоционально-физические отношения деструктивного характера, очень чувствительны к расставаниям и продолжают бессознательно опускаться на психологическое дно при разрыве контакта со значимыми родными или постоянно находятся в страхе отвержения.

1.8 Причины ранних нарушений психики в травме покинутости

Заказать обратный звонок