Психические расстройства детей и подростков — Когнитивное программирование сознания

01\ Психические расстройства детей и подростков

01\Психические расстройства детей и подростков

1.1 Это неизбежные последствия для психики молодежи?

Здесь нужно выделить два вида расстройств первые из которых относятся к нарциссическому поведению и его мнимой грандиозности, которая за счет искаженной идентичности и чувства собственного величия вообще не подвластна самоповреждению и прямой конфронтацией с обществом.
Нарциссы зависят от чужого мнения и для них аддиктивное поведение практически всегда связана с алкоголизацией, поскольку это единственный приемлемый хоть и девиантный способ зависимого поведения. В периоды депрессивных фаз нарциссическая личность выходит из реальности с помощью алкоголя, потому что он притупляет сознание и отключает личность.
В гипоаманикальном состоянии грандиозности, люди с нарциссической патологией привлекают достаточное количество внимания, чтобы запускать свой дофаминергический комплекс, а появление социальных сетей, дает им возможность получения восхищения со стороны 24/7, в виде сторонних реакций на свой фасад.
Подростки с пограничным характером нестабильны, и их оценка ситуации постоянно лавирует между полярностями «хорошо» и «плохо» с использованием катастрофического и преувеличенного мышления. В периоды максимальных перекосов они вынуждены уходить от реальности с помощью психоактивных веществ, а вслед за этим проявлять агрессию против себя и общества.
Пока это небольшой процент от всех подростковых девиаций и возможно достигает 3-5%, но их количество увеличится в ближайшие годы. Основная часть детей, которая будет молодежью, подвержена шизоидным состояниям и развитию аутических спектра сознания. Связано это в первую очередь с переходом на домашнее обучение и распространению страха перед болезнями.
Такие дети в будущем будут тотально конформированы, иметь сложности в общении со сверстниками из-за отсутствия представлениях о эмоциях и вообще других, а также психастенические наклонности и страх перед открытыми пространствами. Это другой спектр психологических отклонений эпидемия которого наступит через десять лет.
Эта группа девиаций будет прочно связана с суицидальным поведением больше чем нарциссическим, пограничным и аддиктивным, а как конформистов их будет довольно просто втянуть в цифровые культы которые уже начинают появляться и набирать значительное количестве сторонников.

1.2 Список психических отклонений подростков растет?

Расстройство личности - это неплохо, все известные люди имеют пластичную психику и только они добиваются результатов, потому что только те кто их не добиваются, так об этом считают, а более активные навязывают менее активным свою картину мира и то что является результатами.
Люди с акцентуациями при наличии приемлемых способов компенсации никогда не узнают о своих особенностях и выбирают профессии в которых могут себя реализовать и самоактуализироваться независимо от обстоятельств, таких людей называют талантливыми и даже гениальными. Обычные по их мнению и по собственному уровню самооценки, люди наделяют их сверхспособностями и их сила и авторитет внутри информационного потока постоянно растет.
Здесь большую важность играет совмещение мнимого эго, которое выращивает личность и его Истинное «Я», но этот процесс начинается не раньше второй половины жизни, за некоторым исключением. Основная задача как человека с акцентуацией так и общества - это психологическое сопровождение такой личности и ее функциональное развитие.
Первичная проблема травмы привязанности и последующей негативной динамики жизни, является наличие большого количества психический энергии и невозможности структурировать ее и сублимировать приемлемым для себя и общества способом. Учитывая навязанные шаблоны семейно-общественного поведения, таким личностям редко представляется возможность стать функциональными.

1.3 Какой механизм появления акцентуаций в подростковом возрасте?

Классификация людей по различным признакам это любимое занятие исследователя, но если мы будем природно просты то сможем без труда понять что человек не является функцией, а единственная травма которую он получает происходит во время зачатия.
В каждом ребенке аккумулировано бесконечное количество признаков, но сознательно и первично ребенок получает травму в детско-родительских отношениях. В этом процессе происходит сепарация от родителей и поскольку все детки бесконечно разные то и встраиваться в разделенное сознание им придется каждому по своему.
Психические болезни в отсутствии травм мозга это всегда неоптимальный способ сепарации от матери и других оберегающих ребенка объектов. Поэтому первичная психическая болезнь или другими словами нарушение когнитивно-поведенческих функций находится в способах и концептуальности подготовки ребенка к самостоятельной жизни.
Пока ребенок считает себя одним с матерью он не в состоянии себя идентифицировать как отдельную личность и только в прямом смысле пошагово он учится отделяться от матери и снова возвращаться к ней а в двухлетнем возрасте уже способен определять себя как первичное «Я» наблюдая в зеркале изменения которые с ним происходят.
Первичный нарциссизм возникает до осознания себя отдельным от матери и требует пристального надзора, в том числе через имеющиеся зависимости от врожденных морфологических структур мозга и его биохимических процессов, а также таких глобальных потерь как утрата объекта любви.
Нарушения идентификации или отражения в матери, зеркале, мире - это такой вид мышления когда происходит вторичная нарциссизация ребенка в которой он, под действием родителей ,а в дальнейшем социума, искажает свою индивидуальность находясь в зависимости от витальных потребностей и приспосабливаясь к обстоятельствам, создавая свое первое напряжение ведущее к далеко идущим последствиям.
Середина жизни человеческого индивидуального сознания, знаменуется сглаживанием преломлений и искаженеий картины мира. Такой человек начинает медленно осознавать что вселенная находится в его уме и всегда имело разную концептуализацию и раз уж она из его ума, то и объекты более низкого порядка можно отражать в себе более приемлемым образом.
До момента индивидуации к которой приходит небольшое количество людей, ребенок вынужден проживать жизнь своего окружения и подстраиваться под него создавая многочисленные проблемы с интерпретацией себя и действительности.
Психическая болезнь начинает развиваться когда ребенок испытывает один или как правило несколько дисфункциональных видов пренебрежения, которые в последствии отражает на свое окружение, с невозможностью создавать отношения в частности с романтическим партнером.

1.4 Нарциссической расстройство является основной психической болезнью?

Я вообще бы не стал называть травму привязанности болезнью, тем более это было бы непрофессионально поскольку есть действительно серьезные изменения мозга ребенка которые выражаются в виде аутизма, эпилепсии, шизофрении и других органических повреждениях мозга. Независимое мнение оторвано от профессиональных кругов и мы говорим лишь об одной точки зрения не нарушая парадигмальную установку психиатрии.
Это зависит от того что мы вкладываем в понятие нарциссизма. Сознание имеет нарративную форму, она же создает власть над отражениями, другими словами есть директор зеркала, в данном случае это медицинские справочники в которых нарциссизм является отдельной акцентуацией и определяется по признакам которые свойственны личности.
В общем контексте нарциссизм, даже учитывая его мифологические корни это расстройство идентичности или неверное представление о себе. Далее все зависит от динамики жизни ребенка и уровня его концептуализации происходящего.
Погружаясь в психологический дискурс и нам придется использовать шаблонные понятия которые вынуждено могут травмировать любого и часто используются как стигматизация, но у нас нет выбора чтобы этот процесс выразить другим образом.
Основными причинами появления психических акцентуаций, а в некоторых случаях комплексного пост травматического стрессового расстройства, являются деструктивное и часто повторяющееся действие выраженное по отношению к ребенку в виде покинутости и отвержения, унижения и насилия. Совокупность абьюзивных приемов, их частота и сила создают индивидуальный ментальный узор личности, который как правило (но не всегда) остаётся частью его обладателя до конца жизни.
Обычно признаки которые уже есть у подростка пытаются согласовать с методологическими параметрами, чтобы определить его акцентуацию. Я предлагаю пойти от обратного с целью предотвращения детских травм, а не их определении в подростковом возрасте.
Сознание личности динамично и нарциссическая травма может в разные периоды коллапсировать и приобретать признаки непосредственно нарциссизма, пограничного и гистрионного расстройства, и в том числе с социопатическими и психопатическими особенностями поведения.
Упрощая классификацию и причины расстройств идентичности и поведения которые напрямую создают подростку сложности в социализации и построении благополучной картины мира в которой он принимает себя и других это нарциссическая травма или травма родительской привязанности полученная в сензитивном периоде развития ребенка.
Это происходит от 0 до 3 лет и имеет далеко идущие биологические переносы структур мозга из-за повторения и закрепления определенных видов поведения передающиеся из поколения в поколение и усиливается насильственным положением в социуме который встраивают личность путем развития присобленческих и камфорнистких императивов.
Поскольку в медицинской классификации нет прямых или косвенных указаний на травмы полученные в детско-родительских отношениях то я остановлюсь на нарциссических особенностях конструирования личности как основном, от которого ответвляются остальные, но все они связаны и могут в течении жизни выражаться разными способами в зависимости от ее динамики.
При использовании в семье пренебрежительного поведения по отношению к психическому и физическому здоровью ребенка, формируется определенный вид травмы. Нарциссизм развивается при физическом отвержении и вербальном унижении, пограничный характер в процессе покинутости и отвергнутости, гистриронный вид личности появляется после вербальных травм часто включающих физические, а психопатический характер имеет под собой корни насилия и покинутости.
Очень важным параметром является наличие других сиблингов в семье, конституция и врожденный характер, уровень концептуализации в процессе получения травмы, и многие другие параметры которые возникают в жизни и ее токсическом окружении. Каждый человек уникален и имеет индивидуальное информационно-энергетическое наполнение, и сужение их сознания до классификации упрощает разговор организуя специальный дискурс.

1.5 Какова роль родителей в психическом здоровье ребенка?

Родители передают поведенческую эстафету которая усиливается развитием фармакологии как средству контроля поведения при помощи психотропных веществ и технологий увеличивающий количество иноформационных потоков с понижением их качества. В этом процессе не может быть осознанной роли родителя, он первично находится в какой-то ситуации, а его картина мира зацементирована.
Сейчас встречается очень много одаренных взрослых умеющих работать с информацией и попадая на аналитику или изучая психологические концепции самостоятельно, они приходят к выводам что является их детской травмой и что необходимо как минимум перестать передавать ее следующим поколением или по-крайней мере снизить травматическое влияние от собственного деструктивного поведения.
Это очень позитивный процесс поскольку основную травму ребенок получает в общении с матерью от 0 до 2. С 3 лет, в общении, оптимально должен начать все чаще появляться отец. Рефлексируя свои психологические особенности и не проецируя и перенося их на свое окружение - это самая лучшая помощь которую можно оказать своим детям, чтобы стать достаточно хорошими родителями и максимально сгладить травмы привязанности.
Основная проблема заключается в том, что на ментальном уровне чтобы справиться с травмой, необходимы годы психоаналитической работы и переживания собственного горя, стыда, страха, гнева, печали. Чтобы вернуть здоровье телу параллельно используется телесно-ориентированная терапия и релаксационно-дыхательные практики, и это уже очень большой объем сознательной работы.
Изменить структуры мозга нейробиологического контекста, перестать использовать деструктивные формы поведения через создание новых нейронных сетей головного мозга или проще говоря когнитивных карт. Для этого потребуются знания о концептуализации и изменение сознания через когнитивно-поведенческую терапию и переконцептуализацию мира и травмирующих событий.
Здесь мы сталкиваемся еще с большей проблемой потому что после таких кардинальных изменений (эмоциональных, телесных, когнитивных) личность сталкивается с биохимическими ограничениями нервной системы которая в течении жизни создала диссонанс в выработке нейромедиаторов головного мозга.
Даже при сознательном желании изменить баланс нейромедиаторов довольно затруднительная задача, тем более с вмешательством специалистов. У будущей матери может быть низкий уровень прогестерона и тогда беременность не случится до его восполнения. Низкий уровень пролактина затруднит выработку молока для естественного кормления, а усилением отчужденности от себя и ребенка может стать понижение уровня окситоцина.
Могут ли эти и другие гормоны и нейромедиаторы иметь уровень схожий с родительским, а при неблагоприятных ситуациях еще больше исказиться, наверное стоит сделать такое допущение. Учитывая такой факт, женщины с нарциссическими травмами в какой-то степени обречены на постоянный контроль который и так им свойственен, и напряжение от него распространяется на всю семью.
Все это касается и нейромедиативного баланса аддиктивного поведения которое сопровождает людей с травмой привязанности, особенно учитывая практику отравлений и дегенеративных изменений головного мозга при употреблении дизайнерских психоактивных веществ. Вданном случае несколько приемов безвозвратно меняют как структуры мозга так и возможность самостоятельно запускать дофаминергический комплекс.
Даже серьезное желание измениться, будет означать необходимость изменения на эмоциональном уровне, болезненно возвращаясь в травмы детства, перманентные телесно-ориентированные практики обретения осознанности, использование когнитивно-концептуальной терапии и все это при неясных перспективах в изменении биохимических свойств организма.

1.6 Родители могут определить психологическое отклонение и исправить его?

Родители и есть это отклонение, мало то что оно у них и их детей, но более проблематично что они не связывают себя и своих детей и с этого начинается их собственная травма. На этот счет представлена основательная мифологическая база, сказки, пословицы и другие нарративные компоненты картины мира.
Взрослые не помнят себя до трех лет за исключением случаев перепроживания регрессивных состояний, например в процессе телесно-медитативной практики или холотропного дыхания. Эти воспоминания неустойчивы но они являются одним из кратчайших путей пересмотра травмирующих воспоминаний, а следственно ведут к пробуждению личности.
В других случаях взрослому могут быть недоступны воспоминания детства которые были отправлены в бессознательное, например через механизм защиты - вытеснение. Воспоминания людей переживших травматические события в детстве, переписаны к моменту их осознания десятки тысяч раз и что из них является правдой и выдумкой неизвестно, особую роль здесь играет концептуализация которая связана с осознанием и они взаимозависимы.
Глядя на своих детей, травмированный взрослый продолжает смотреть на них через призму своего детства о котором у него размытое представление, а учитывая недостаток родительского опыта по уходу и отсутствие оптимального ухода в детстве за ним самим - эстафета пренебрежительного отношения к собственному ребенку повторяется автоматически.
Семья, даже самая примерная, количеством детей от трех но в которой родители имеют глубокие травмы привязанности, переносит на своих детей различные формы пренебрежения, и в этот процесс включаются сами дети, поэтому для семьи в которой родители не имели возможности пройти индивидуальный анализ, воспитывают, по-разному травмированных детей, несмотря на свой опыт появившийся в процессе воспитания первенца.
Родители которые пытаются «исправить» ребенка на самом деле создают нарциссическую проекцию создавая свое представление о ребенке, и то чем он является. В этот момент и происходят осознанные травматические события когда ребенку запрещают выражать собственное «Я». Родитель способен отрефлексировать это свое пренебрежительное отношение но упорно продолжает делать обратное.
Родитель обладает куда большим количеством концептуальных данных которые в него попадают как правило через школьные учебники, поэтому он считает себя настолько важным что в праве решать за ребенка что из него в дальнейшем получится. Он намерен и готов сломать ребенка психологически и физически и считает его не просто своим продолжением, а своей собственностью и функцией, таким как считали в детстве его.
При этом родитель обладает неограниченными по мнению ребенка ресурсами, статусом и авторитетностью. Отказать такому (любому) родителю это перестать приспосабливаться и потерять объект первичной любви, а значит свою жизнь. Часть детей кончено ответит деструктивной активностью и это будет лишь другой травматический опыт.
У таких родителей психологическое и социальное расходится между собой, психологически они могут завидовать ребенку и переносить на него свои проекции в виде тревоги, гнева, стыда, ничтожности, но со стороны социума семья будет выглядеть предметом подражания.
Ребенок между тем видит этот обман и подстраивается под такое деструктивное поведение используя его в будущем, одновременно прекращая испытывать чувства и деформируя их учитывая получаемые искажения от родителей. Такие дети не умеют чувствовать функционально, в их опыте просто нет такого представления, мы не можем вспомнить то что никогда не происходило, но можем нафантазировать чем что-то является.
Меняя что-то в ребенке по своему усмотрению, не вчувствываясь и не вдумываясь в его потребности, родитель всегда ломает его и продолжает это делать называя это его «исправлением», которое как известно доходит до психологов, интернатов, детских домов, психиатрических клиник и мест принудительного лишения свободы.
Карательные санкции по отношению к ребенку, а потом и к взрослому, это как подразумевается ввиду наличия перечисленных учреждений, является основной социальных отношений и как я понимаю создают основу для агрессивного поведения внутри семьи, отсюда и такой популярный термин как социопатия - или другими словами, социопат - это человек который агрессивно относится к обществу по причине деструктивного поведения самого общества.
Насилие - это самая глубокая форма травмы, насилие порождает насилие и в эмоциях и в поведении и в структурах мозга. Насилие и покинутость выражается в психопатии и отсутствие какого-то сострадания и эмпатии к другим. Унижение - это вербальное и не вербальное издевательство над ребенком, которое вместе сопутствующем ему отвержением, создает гистрионический характер способный на самоповреждение и девиантное поведение.
Покинутость - это невозможность обладать объектом любви, а вместе с отвержением дети подвергающиеся такому отношению, переполнены чувствами и вредят себе и другим, находясь в пограничном состоянии. Отвержение - это неприятие своего ребенка которое вместе с унижением создает нарциссический характер человека, имеющие лишь зачатки эмпатии, и вынужденные всю жизнь находиться в поиска восхищения.
Дети - это и есть их родители. Что родители могут поменять в детях если это одно и тоже. Родитель если он уже попал в такую ситуацию и хочет прийти к осознанию своего поведения то в первую очередь необходимо исключить из него: покинутость, отвержение, унижение и насилие. Это все что нужно для того чтобы ребенок почувствовал что его принимают.
Если в семье вынуждены часто покидать ребенка, то независимо от причин когда он вырастет, то будет постоянно хвататься за объект привязанности и в то же время бояться его. В детской травме отвержения взрослый перестает цепляться за других и создает видимость самостоятельности при этом испытывая схожие созависимые чувства которые может не опускать к сознанию внутренний интерпретатор.
Вербальное или другими словами словесное унижение делает ребенка некрасивым, он просто теряет опору своей самооценки и становится таким каким его ему навязывают, при этом усиливая эффект никчемности через поведение или напротив всю свою жизнь доказывая первичным объектам любви, а в дальнейшем партнеру и обществу, что он на самом деле не такой.
Стоит ли говорить что насилие в семье переносится на общество и хорошо если человек нашел приемлемый способ проецирования своей агрессии в спорте, медицине, правоохранительных органах, что само по себе конечно нельзя назвать естественной сублимацией, но в других случаях это может быть выражено в прямой агрессии против других.
Все усвоенные шаблоны деструктивного поведения переносятся в мир взрослых и отзеркаливаются в виде различных способов воздействия. В общем они являются пренебрежительным отношением к человеку, но в последнее время были классифицированы в формы абьюза: неглект, висхлдинг, байкот, обесценивание, бланкинг, газлайтинг, травля, сталкинг и другие формы в зависимости от концепции отношений между коммуникаторами.

1.7 Настолько важна роль этих потребностей?

Для человека с детской травмой любые потребности которые он находит не внутри себя, а со стороны внешних источников, до индивидуации, всегда будет представляться витальными. Нарциссизм это очень энергоемкая и затратная психическая конструкция, не отражаясь в матери а потом и в других близких, нарциссическая личность навсегда разочаровывается в объектах привязанности и становится дисфункциональной не испытывая эмпатию к другим.
Учитывая отсутствие принятия и вербальное унижение нарцисс вынужден искать признания любым способом, а внимание становится для них единственным ресурсом уплотненным до абсолюта. Собственная грандиозность самая большая привязанность нарциссической личности.
По отношению к другим они поступают как энергетические вампиры и роль существ которые пьют человеческую кровь - это рассказы очевидцев и не исключено что самих нарциссов, просто кинематограф метафоричен, режиссеру не интересно показывать будучи в роли документального преследователя, он так и не умеет находясь в позиции художника.
Нарцисс использует себя и свое окружение как функционал для запуска процессов жизнедеятельности, но до анализа он не чувствует или не может описать эмоций которые он по этому поводу испытывает и вынужден все время переходить из стадии грандиозности в стадию депрессии и обратно.
Нарциссическая личность не в состоянии удержать позитивный опыт привязанности в своем сознании, он уже запретил себе думать о других как безопасных объектах и не верит в настоящие чувства, поскольку никогда их не испытывал. Нарцисс отличный анализатор и приспособленец, отсутствие близких отношений сделало его самостоятельным и мнимо не нуждающимся в объекте привязанности.
Нарцисс не способен получать инсайты в процессе жизненной динамики, поэтому вынужден переходить от одного объекта к другому, поступая все время одним и тем же способом. Он не чувствует сострадания к другим, одну из форм печали, эта эмоция недоступна нарциссам и они относятся унизительно к тем кто испытывает страдания считая это слабостью.
Основной эмоцией человека с нарциссической травмой является гнев, он может быть прямым и косвенный, а также выражаться в виде обычного молчания. Таким образом нарцисс не только устанавливает границы когда партнер по его мнению взламывает его защиты, но и становится слишком хорошим объектом для отношений - слишком опасным.
Нарцисс проваливается в стабильных отношениях в которых его безусловно принимают, он начинает понимать что попадает под чье-то влияние и не понимая этого опыта отсутствующего в ранние годы жизни он отстраняется и его представления о любви могут сильно пошатнуться за счет эмоциональной регрессии, которую он не умеет выражать кроме как через страх и гнев.
Грандиозный нарцисс сам выстраивает свой мир и что в нем будет отражаться. Чувствовать утраты он себе не позволяет, а общение с другими проходит через агрессию, при этом сам находится в перманентном страхе. Поэтому получения внимания для нарциссах является витальной потребностью, иначе он просто рассыпется, другими словами попадёт в психоз, а этого он для себя допустить не может, но это же и является психологической смертью.
Человек с глубокой нарциссической травмой анализирует мир чувствуя себя как устройство в которое нужно положить знания и использовать их без учета индивидуального отношения. Нарцисс изучает отношения по фильмам, потом проецирует их на других изображая любовь, верит в нее и очень быстро разочаровывается, потому что никогда не подключает к интеллекту свои чувства.
Мир нарцисса имеет скорее формы фантазии в которой его личность диссоциируется с объектами привязанности как с запечатленными картинками, и когда картинка начинает оживать, или другими словами он начинает понимать что у других есть свое мнение и даже недостатки, то нарциссическая личность просто сжигает альбом и начинает собирать кадры новой жертвы, потому что не может быть без постоянного питания в виде восхищения.
Нарцисс довольно сильно отличается от других людей с травмами привязанности, это всегда один из самых первых во всем людей, добивающийся цели любой ценой, при этом отвержение и вербальное унижение в детстве отражается в нем обратным преломлением. Вся их либидозная или если хотите любовная энергия направлена на самих себя и эта гипертрофированная самовлюбленность видна со стороны.
Конечно за таким человеком скрывается слабый и брошенный ребенок к которому относились с пренебрежением их близкие, и теперь они вынуждены любой ценой поддерживать свой гомеостаз через тревожное ощущение никчемности и подтверждение обратного со стороны. Нарцисс зависит от наших оценок и без них он засыхает как пограничник без прикосновений.

1.8 Людей покидают и отталкивают а они ищут любовь?

Люди ищут любовь потому что их ум может концептуализировать и объяснить любые события, в некотором смысле они их фантазируют и завлекают других в объекты своего воображения. Если фантазия устойчивая и у ее создателя есть авторитет и возможность ее распространения это становится реальностью и начинает восприниматься сознанием человека как само собой разумеющееся.
Любовь относится к таким понятиям, ведь если мы например концепутализируем рождение не как начало жизни, а как начало смерти то отношения к этому кардинальным способом изменится. Большинство распративится таким обратным сравнением, логически можно доказать все что угодно, все потому что рождение и смерть имеют конвенциональный контекст наполненный противоположным содержанием которое невозможно удалить из сознания.
В сущности и рождение и смерть это просто слова которые объясняют другие слова в определенной эмоциональной тональности, воспринимаемой анализаторами тела как что-то связанное с ним, хотя само по себе тело не может определить себя как «Я» и найти источник сигнала и тем более кто его посылает.
Это дульность в понятиях жизни и смерти создает самые первые причины дихотомического мышления имеющего две полярности или как его еще называют его черно-белое мышление. Это не просто название а лавирование между неврозом и психозом который свойственен любому человеку с травмой привязанности.
Если учитывать глобальную фантазию в которой возникновение земли и жизни на ней связано с процессом горения, в смысле теории большого взрыва то дочеловеческие организмы как мы видимо развиваются без наличия ума который им управляет, и потребность в 18+ летнем уходе за потомством не появляется у других обитателей иллюзорной вселенной.
Достижения человеческого ума это уплотнение объектов и их визуализация в виде расширения сознания с последующим изменением картины мира. Поэтому потомство так называемого человека стало уязвимым настолько что обычный процесс горения превратился в циклы рождения и смерти, путешествия невидимой души и даже концепции райской любви.
Первичная любовь, или материнская безусловная любовь - это райская любовь которую ожидает любой ребенок попадающий в нарративный мир, каждое последующее рождение нужно усваивать предыдущий тип фантазии человеческого ума и приспосабливаться как можно дольше сохраняя физическое существование.
Без безусловной материнской любви и при оптимальном уходе за человеческим ребенком (утратившем спсобность к выживанию) он просто будет поглощен процессом горения от которого и защищает безусловная любовь родителей. Ведь все родители когда-то были детьми и у них тоже были родители, и как бы детерминировано это не звучало, каждый из нас в той или иной мере продолжает проживать жизнь своих родителей.
Мы любим только так как любили нас наши родители или опекающие люди, более того так как нас любили окружающие, как мы любили себя и как ко всему этому относились. Любовь это забота о человеке, это эмоциональные вложения в индивидуальную природу сознания, на любви построена вся жизнь, и эта некоторая случайность, ее концептуализация, мифологизация и романтизация.
Дети и взрослые хотят любить и быть любимыми, и все они по разному объясняют любовь, а это лишь эмоциональная привязанность и возможность отдавать себя другим и брать других себе, на этом выстраивается концепция детско-родительской привязанности и о том что мы позволяем только любить себя и других только так как любили нас.
Проблемы есть только в представлении проблематизирующего, обилие концептуализаций дают возможность гораздо быстрее прийти к осознанию что райской любви не существует, мы просто рождаемся и умираем при этом все происходит наилучшим из возможных способов, все зависит только от нашей реакции на это.
Между жизнью и смертью есть жизнь, и у нее все в порядке, она просто происходит и это средний регистр эмоциональных и физиологических состояний. Это равновесие и спокойствие независимо от обстоятельств и это не ничтожность и не перфекционизм, родители и их любовь оптимальна для нашего осознания и принятия, просто нужно погрузиться в процесс индивидуации.

1.9 В чем отличия травм привязанности между нарциссом и пограничником?

Отличия очень серьезные и в течении жизни состояния могут перетекать из одного в другое, но в чистых вариантах у нарциссической травмы понижена способность к привязанности, повышена грандиозность, агрессия направлена на мир и отсутствует эмпатия. Пограничник как правило повреждает самого себя, имеет дисфункциональные формы проявления эмоций но все также грандиозен как и нарцисс.
Более того нарцисс и психопат это две очень близкие между собой девиации как пограничник и гистрионик. В первом случае оба не имеют эмпатии, используют других для достижения личных целей и отвергает объекты привязанности, во втором варианте оба могут быть как чрезмерно сострадательные так и агрессивны, аддиктивно зависимыми и цепляющиеся за объект привязанности.
Нарцисс как правило лишь изображает эмпатию, он знает что это такое но искренне уверен что это как навык и он не относится к личным переживаниям, так конечно происходит не всегда и порой такая личность действительно страдает, особенно глядя на «обычных» для нее людей которые могут испытывать эмоции и чувства любви в любых ситуациях.
Нарциссическая личность использует гнев в качестве защиты от мира, а на другую сторону ставит радость, часто гедонистическую к которой всегда стремится. Такой человек запрещает чувствовать себе печаль от потерь и утрат потеряв это чувство в детстве, и считает это уязвимостью, как и страх от которого он безуспешно скрывается.
Пограничная личность чувствует мир слишком сильно, у него будто нет кожи и на каждый стимул он реагирует чрезмерно, гиперболизирую и катастрфизируя обстоятельства погружая себя в эмоциональные регрессии. Для пограничника все в мире насыщено смыслами и чувствами, но чаще всего он даже не рефлексирует свои чрезмерные эмоции и поэтому как и нарцисс находится на двух полюсах настроений от грандиозности до ничтожности.
Детско-родительская травма привязанности охватывает все эти типы организации личности и поляризованные эмоции не позволяют функционально встраиваться в социум и окружение, но чаще всего к такому приспособлению они все равно продолжают стремиться.

1.10 Гистрионики тоже зависят от внимания со стороны?

Гистрионик привлекает и соблазняет, но цель лишь восстановить хрупкое эго в котором он является «плохим» по мнению своих близких. Обычно дети с такой травмой испытывают на себе большой объем вербального абьюза в семье и поэтому им нужно почувствовать что их физически хотят, а возможные физические расправы среди близких делают такого человека плохим в своих же глазах и разрешают делать им больно чужими руками как бы подтверждая эту закономерность ничтожности.
Родители детей которые пренебрегают детьми словесно и физически, вырастают некрасивыми и испорченными, доказывая слова родителям на деле, другими словами становится отражением психологических особенностей родителей в физическом эквиваленте и родитель каждый раз глядя на свое сокровище понимает что это он и есть, раздражаясь гневом на самого себя.
Бывают и обратные ситуации, и при оптимальном отстранении и наказаниях вырастает функциональный гистрионик, а это чаще всего успешная девушка с высокой самооценкой и стандартами осознавания жизни, хорошая мать и партнер, профессионал в своем деле и амбициозно-творческий человек.
Достаточно хорошие родители это не идеальные и не ничтожные, а те которые способны удовлетворить эмоциональные и физические потребности ребенка оптимальным образом, исключая из коммуникации покинутость и насилие, оставляя крошечную порцию вербально-физических наказаний, чтобы уравновесить внутреннюю тень ребенка.
Функциональные гистрионики не испытывают сложностей в создании полноценной семьи, потому что всегда находятся где-то на уровне невротического состояния и редко переходят даже в пограничное, только когда всего добились и хотят пройти курс индивидуации. Дисфункциональный гистрионик склонен к аддиктивному поведению и промискуитету, в частности когда партнёр по взаимодействию погружает его в эмоциональные регрессии, возвращая в прошлое через унижение.

1.11 От чего зависит человек с пограничной организацией личности?

Между травмами привязанности тонкая грань и все их модели поведения очень похожи. Нарцисс отталкивает партнера, психопат его использует, гистрионик унижает а пограничник за него цепляется. У последнего первичная травма покинутости и поэтому он цепляется за объект удушая его своим вниманием, и чаще всего использует в качестве партнера личность у которой очень сложно вызвать чувства.
Пограничная личность созависима, она эмоционально или физически не имела опыта в первичной любви и всю свою жизнь пока она протекает в дисфункциональной форме он доказывает что имеет право на любовь и постоянно ожидает отвержения поднимая внутренний эмоциональный градус аффективности.
Чтобы не чувствовать психологическую боль пограничник направляет свою жизненную энергию, хотите прану или либидо в гипертрофированном виде против самого себя. В конечно итоге это выражается в социально приемлемых и хорошо закамуфлированных формах суицидального поведения.
Пограничника просто спутать с гистриоником, а нарцисса с психопатом, хотя первые и обладают вторичной психопатией, но вот спутать самые популярные акцентуации характера нарцисса и пограничника невозможно. Направляя на себя агрессию это выражается в самоповреждении через татуировки, пирсинг, парезы, аддиктивное и алиментарное поведение, сексуальные девиации и любые формы опасного и вызывающего поведения.
Жизнь такого человека находится в прямом смысле между жизнью и смертью и только в поддержании эмоциональных качелей между этими полярностями дает пограничнику почувствовать себя живым, в этом смысле это очень похоже на эмоциональные качели нарциссической грандиозности и ничтожности. Пограничник находится между двумя мирами, он постоянно живет и умирает и через эти процессы выражает себя в творчестве и именно благодаря этому становится функциональным и успешным.
Функциональный пограничник это личность знаний и учитывая аддиктивный трудоголизм и особое вчувствования в информационное пространство он становится очень почитаемым обществом за счет своего необычного взгляда на мир которым он заражает других. Это другая тема разговора но для всех людей важен эмоциональный приют который может дать окружение и пограничник нуждается в этом превыше всего.
Исцеление травм это как один из путей динамики жизни, мы просто меняем свое окружение на более понимающее или начинаем рассматривать свои собственные чувства чтобы научиться с ними эффективно работать, но и в том и другом случае человеку необходимо иметь хотя бы один безопасный объект привязанности.
В других случаях мы будем вынуждены наблюдать дисфункционально-шаблонное поведение гипертрофированное под современные реалии жизни наблюдать их в наших детях как зеркальное отражение картины мира и нашего отношения к нему с вытекающими последствиями на многие годы и возможно целые поколения.

1.12 Какие другие психологические акцентуации существует?

Все известные дополнения можно отнести к симптоматике травмы привязанности и комплексному посттравматическому расстройству личности. Терминологическое нагромождение усложняет процесс восстановления, ведь у людей которыми пренебрегали в детстве есть весь набор свойственный КПТСР.
Травмировать человека можно в любом возрасте и не только сензитивном. Одни и те же симптомы проявляются у участников катастроф и войн, свидетелей потери близких, насилие и другие тяжелые жизненные обстоятельства. Во всех случаях возникают визуальные и эмоциональные регрессии, затопление сознания, критический интерпретатор, поляризационное мышление и другие фиксированные в сознании отклонения.
В процессе реабилитации могут выявляться и пропадать такие особенности как обсессивно-компульсивное, параноидное, шизоидные расстройства, фобии и панические атаки, психосоматические и дегенеративные изменения организма. Детская травма от других травм отличается условной предотвратимостью, никогда не поздно вернуться в эмоционально стабильные отношения между детьми и родителями чтобы вырастить недостающие части.
Детская травма неизбежна, нам всем очень не повезло что пришлось родиться, эта наша первичная и неизбежная травма, а уровень оптимальности сепарации от родителей будет происходить детерминированным и конкретным, но совершенно неизвестным способом.
Сомневаюсь что существует такое оптимальное отделение ребенка от матери которые бы сопровождалась тотальным благополучием, потому что это другая полярность катастрофического мышления. Гиперопека является точно такой же травмой для ребенка, который вырастая часто становится жертвой токсичных отношений, имея потребность в зависимости от важного другого.
Семейные отношения не монолиты и такие формы пренебрежения как покинутость, отвержение, унижение и насилие встречаются в разных пропорциях и действуют индивидуально на последующих детей и во временных отрезках жизни которые могут зависеть от различных причин в виде непредсказуемых событий.
Заказать обратный звонок